Судебная практика по инвалидности

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 января 2018 г. N 39-КГ17-13 Суд отменил принятые ранее судебные акты и направил в суд первой инстанции исковое заявление о признании незаконными решений учреждения медико-социальной экспертизы об отказе в установлении инвалидности и об обязании установить инвалидность ребёнку, поскольку заявленные требования подлежат рассмотрению судом в порядке гражданского судопроизводства

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Фролкиной С.В.,

судей Кириллова В.С., Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 января 2018 г. материал по исковому заявлению Поздняковой Евгении Николаевны к федеральному казённому учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании незаконными решений медико-социальных экспертиз, об обязании установить Позднякову Матвею Дмитриевичу категорию «ребёнок-инвалид» и о взыскании судебных расходов по кассационной жалобе Поздняковой Евгении Николаевны на определение судьи Ленинского районного суда г. Курска от 27 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 6 июня 2017 г., которыми в принятии искового заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Позднякова Евгения Николаевна обратилась в Ленинский районный суд г. Курска с иском к федеральному казённому учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее — ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области») о признании незаконными решения филиала — бюро N 8 ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области», — изложенного в акте от 16 января 2017 г. N 6.8.46/2017, и решения ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области» (экспертный состав N 2), изложенного в акте от 12 апреля 2017 г. N 437.22.Э.46/2017, которыми отказано в установлении Позднякову Матвею Дмитриевичу, . года рождения, категории «ребёнок-инвалид», а также об обязании установить Позднякову М.Д. категорию «ребёнок-инвалид» с даты обращения и о взыскании понесённых судебных расходов.

В обоснование заявленных требований Позднякова Е.Н. ссылалась на то, что обжалуемыми решениями учреждения медико-социальной экспертизы отказано в установлении её сыну Позднякову М.Д. категории «ребёнок-инвалид» по тем основаниям, что имеющиеся у него нарушения здоровья с I степенью нарушения психических функций организма являются незначительными и не приводят к ограничению в основных категориях жизнедеятельности.

Позднякова Е.Н., не соглашаясь с такими решениями, указывала на отсутствие в актах медико-социальных экспертиз единого мнения о процентной оценке степени нарушения функций организма у Позднякова М.Д. По мнению Поздняковой Е.Н., имеющиеся у её сына нарушения функций организма связаны с поражением центральной нервной системы и приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности ребёнка.

Определением Ленинского районного суда г. Курска от 27 апреля 2017. отказано в принятии искового заявления Поздняковой Е.Н. на основании пункта 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 6 июня 2017 г. определение судьи первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Поздняковой Е.Н. ставится вопрос о передаче жалобы с материалом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены определения судьи Ленинского районного суда г. Курска Курской области от 27 апреля 2017 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 6 июня 2017 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы 7 сентября 2017 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации Фролкиной С.В. материал по исковому заявлению Поздняковой Е.Н. истребован в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 14 декабря 2017 г. кассационная жалоба с названным материалом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Позднякова Е.Н. и ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области», надлежащим образом извещённые о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 ГПК РФ, считает возможным рассмотреть материал по исковому заявлению Поздняковой Е.Н. в их отсутствие.

Проверив материал по исковому заявлению Поздняковой Е.Н., обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций при разрешении вопроса о принятии искового заявления Поздняковой Е.Н. к производству суда, и они выразились в следующем.

Из материала следует, что Позднякова Е.Н., обращаясь в суд с иском к ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области» и заявляя требования о признании незаконными оспариваемых актов учреждений медико-социальной экспертизы об отказе в установлении её сыну Позднякову М.Д. категории «ребёнок-инвалид», выражала несогласие с оценкой специалистами указанных учреждений степени имеющихся нарушений функций организма у Позднякова М.Д., которые, по её мнению, обусловлены поражением центральной нервной системы и приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности ребёнка, являющемуся основанием для установления ему категории «ребёнок-инвалид».

Отказывая Поздняковой Е.Н. в принятии искового заявления, судья первой инстанции руководствовался положениями пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, пункта 2 части 2 статьи 1, статьи 17 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и исходил из того, что исковое заявление не может быть рассмотрено и разрешено в порядке гражданского судопроизводства, поскольку подлежит рассмотрению и разрешению в порядке административного судопроизводства.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами судьи первой инстанции, дополнительно указав, что медико-социальная экспертиза представляет собой государственную услугу, оказываемую федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, находящимися в ведении Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, решение учреждения медико-социальной экспертизы обязательно для исполнения соответствующими органами государственной власти, органами местного самоуправления, организациями независимо от организационно-правовой формы и формы собственности, в связи с чем спорные отношения вытекают из административных и иных публично-правовых отношений и подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов первой и апелляционной инстанций основанными на неправильном применении норм процессуального права.

Согласно статье 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (статья 46, части 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определённый порядок судебной проверки решений судов по жалобам заинтересованных лиц; конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, — они определяются законами на основе Конституции Российской Федерации, её статей 46, 123 и 128 (определения от 15 января 2008 г. N 107-О-О, от 15 мая 2017 г. N 908-О и др.).

В силу статьи 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке (пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ).

В соответствии с абзацем первым части 2 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации суды в порядке, предусмотренном названным кодексом, рассматривают и разрешают подведомственные им административные дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений.

Частью 4 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации предусмотрено, что не подлежат рассмотрению в порядке, установленном данным кодексом, дела, возникающие из публичных правоотношений и отнесённые федеральным законом к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, арбитражных судов или подлежащие рассмотрению в ином судебном (процессуальном) порядке в Верховном Суде Российской Федерации, судах общей юрисдикции.

В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2016 г. N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» в абзаце пятом пункта 1 разъяснено, что, по смыслу части 4 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и части 1 статьи 22 ГПК РФ, а также с учётом того, что гражданские права и обязанности возникают, в частности, из актов государственных органов и органов местного самоуправления (статья 8 Гражданского кодекса Российской Федерации), споры о признании таких актов недействительными (незаконными), если их исполнение привело к возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей, не подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации.

Как следует из искового заявления, Позднякова Е.Н., оспаривая решения ФКУ «Главное бюро МСЭ по Курской области», просила обязать учреждение медико-социальной экспертизы установить Позднякову М.Д. категорию «ребёнок-инвалид» в связи с наличием у него нарушений функций организма, которые приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности ребёнка.

В силу статьи 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее также — Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ) инвалидом признаётся лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Ограничение жизнедеятельности — полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать своё поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью. В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория «ребёнок-инвалид». Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Часть 1 статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» даёт понятие медико-социальной экспертизы как признание лица инвалидом и определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения (часть 2 статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ).

Ознакомьтесь так же:  Арбитраж отказ от иска возврат госпошлины

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признания лица инвалидом (далее также — Правила).

Согласно пункту 1 Правил признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро.

Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации (пункт 2 Правил).

Пунктом 3 Правил предусмотрено, что медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала.

В соответствии с пунктом 5 Правил условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию и абилитацию.

Пунктом 25 Правил определено, что медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро) путём обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. N 1024н утверждены Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (далее также — Классификации и критерии).

При осуществлении медико-социальной экспертизы федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы используются критерии, определяющие основания установления групп инвалидности (категории «ребёнок-инвалид») (пункт 2 Классификаций и критериев).

Критерием для установления инвалидности лицу в возрасте до 18 лет является нарушение здоровья со II и более выраженной степенью выраженности стойких нарушений функций организма человека (в диапазоне от 40 до 100 процентов), обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению любой категории жизнедеятельности человека и любой из трёх степеней выраженности ограничений каждой из основных категорий жизнедеятельности, определяющих необходимость социальной защиты ребёнка (пункт 8 Классификаций и критериев).

Из приведённых положений Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», Правил признания лица инвалидом, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95, приказа Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. N 1024н следует, что федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы на основе оценки состояния организма человека с учётом объективных критериев и в соответствии с условиями признания гражданина инвалидом, предусмотренными названными правилами, обеспечивается реализация права конкретного лица на установление инвалидности, которая согласно действующему законодательству является основанием для предоставления мер социальной защиты.

Таким образом, при рассмотрении судом требований граждан об оспаривании решений учреждений медико-социальной экспертизы об отказе в установлении инвалидности и об установлении инвалидности должен быть фактически разрешён спор о наличии права конкретного лица на установление инвалидности и, как следствие, на получение им различных мер социальной защиты. Ввиду этого такие требования исходя из характера возникших правоотношений подлежат рассмотрению судами в порядке гражданского судопроизводства.

Принимая во внимание, что заявленные Поздняковой Е.Н. исковые требования о признании незаконными решений медико-социальных экспертиз филиала — бюро N 8 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации и ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации» (экспертный состав N 2) об отказе в установлении её сыну Позднякову М.Д., 1 июля 2012 года рождения, категории «ребёнок-инвалид», об обязании установить Позднякову М.Д. категорию «ребёнок-инвалид» направлены на установление права Позднякова М.Д. быть признанным инвалидом, то названные требования подлежат рассмотрению в суде по правилам гражданского судопроизводства, в связи с чем вывод судов первой и апелляционной инстанций со ссылкой на пункт 2 части 2 статьи 1 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации о том, что спорные отношения вытекают из административных и иных публично-правовых отношений и подлежат рассмотрению в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации, нельзя признать правомерным. Судами первой и апелляционной инстанций неправильно применены приведённые выше нормы материального и процессуального права и не учтены разъяснения по их применению, данные в абзаце пятом пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2016 г. N 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации».

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем определение судьи Ленинского районного суда г. Курска от 27 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 6 июня 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а материал — направлению на рассмотрение в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии искового заявления к производству в порядке гражданского судопроизводства и рассмотрения заявленных требований по существу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

определение судьи Ленинского районного суда г. Курска от 27 апреля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 6 июня 2017 г. отменить.

Материал по исковому заявлению Поздняковой Евгении Николаевны к федеральному казённому учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Курской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании незаконными решений медико-социальных экспертиз, об обязании установить Позднякову Матвею Дмитриевичу категорию «ребёнок-инвалид» и о взыскании судебных расходов направить в суд первой инстанции для решения вопроса о принятии искового заявления к производству в порядке гражданского судопроизводства и рассмотрения заявленных требований по существу.

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ В ОБЛАСТИ ОБЖАЛОВАНИЯ РЕШЕНИЙ БЮРО МЕДИКО-СОЦИАЛЬНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Проведен анализ конкретных решений судов при обжаловании заключений Бюро медико-социальной экспертизы в различных субъектах РФ. Установлены типичные поводы для обжалования, причины несогласия пациентов. Предлагается оптимальный, по мнению автора, вариант последовательности изучения причин инвалидности, изложенных в медицинской документации. Определена значимость продолжения подобного анализа для совершенствования судебной практики.

За время существования врачебно-трудовой экспертизы законодательство допускало только административный порядок обжалования. Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» от 24 ноября 1995 года впервые в нашей стране разрешил обжалование решений ВТЭК (врачебно-трудовой экспертной комиссии) в судебном порядке. Это решение принято при реформировании ВТЭК и переименовании ее в Государственную службу медико-социальной экспертизы. Указанным правом смогли воспользоваться как граждане, так и организации.

Обобщающих исследований, направленных на изучение статистики судебных обжалований решений Бюро медико-социальной экспертизы (БМСЭ), в настоящее время не проводилось. Поэтому возможен только качественный анализ, с одной стороны, мотивов существующих исковых требований, с другой, и потенциально возможных. Направляющими в этом анализе могут служить закрепленные в законодательстве полномочия Государственной службы медико-социальной экспертизы (пункт 3 статьи 8 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).

Наиболее распространены обычно инициируемые гражданами иски о группе инвалидности и о дающих особо выгодные льготы причинах инвалидности (связанные с военной службой, с производством, участием в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС).

Примером случая обжалования группы инвалидности может служить иск гражданки О. к Главному бюро МСЭ Республики Калмыкия. Больная получила специальность уборщицы, с 1979 года признавалась ВТЭК общего состава инвалидом II группы по диагнозу: «олигофрения в степени умеренно выраженной дебильности»; с 1981 года III группа инвалидности. В дальнейшем от освидетельствования ВТЭК уклонялась. В 1998 году при новом освидетельствовании в бюро МСЭ признана инвалидом III группы. Истец обосновывала свои требования об установлении II группы тем, что диагностическая оценка состояния была одинаковой при освидетельствованиях в 1979 г. и в 1998 г., что, по ее мнению, предполагало и одинаковое решение при медико-социальной экспертизе. Однако диагностирование умеренно выраженной дебильности позволяет присвоить освидетельствуемому, согласно критериям инвалидности, только III группу либо не признать его инвалидом. Следовательно, ситуация спора, приведшая к судебному разбирательству, была во многом обусловлена ошибочным решением ВТЭК в 1979 году.

Другим примером может служить жалоба гражданина Б. к Владимирскому областному бюро МСЭ по установлению причины инвалидности, связанной со службой в Афганистане. Больной перенес в 1985 г. во время службы в Афганистане вирусный гепатит «А» (желтушная форма, легкая форма); амебиаз (смешанная форма). В феврале 1997 года признан по диагнозу: идиопатический проктосигмоидит, дисбактериоз кишечника, хронический холецистит (стадия ремиссии), дуодено-гастральный рефлекс, астено-невротическое состояние — инвалидом III группы (причина инвалидности — «общее заболевание»). В августе 1997 года поставлен диагноз: последствия органического поражения ЦНС сложного генеза (хроническая интоксикация, ЧМТ) с умеренно выраженными изменениями личности, стойким выраженным психопатоподобным синдромом (эксплозивный вариант), хронический некалькулезный холецистит в стадии ремиссии с редкими обострениями, дискинезия желчевыводящих путей по гипомоторному типу (легкая степень), идиопатический проктосигмоидит в стадии ремиссии, дисбактериоз I ст., хронический гастродуоденит в стадии ремиссии. Установлена II группа инвалидности. В жалобе гражданину отказано, поскольку доказательства по делу, в том числе судебно-медицинская экспертиза, показали: гастроэнтерологическая патология не связана с перенесенным в годы службы в армии заболеванием и не дает оснований для установления инвалидности.

Распространенным видом споров (обычно между гражданином и предприятием, а в последнее время — и с участием Фонда социального страхования) являются споры об определении степени утраты профессиональной трудоспособности лиц, получивших трудовое увечье или профессиональное заболевание.

Примером подобного иска может быть жалоба гражданина П. на действия Подольского бюро МСЭ. Гражданин П. получил за время трудовой деятельности несколько основных профессий (формовщик-сборщик форм, откатчик форм опок, прессовщик проводов кабелей). Данные работы были связаны с физическим перенапряжением и вибрацией. В декабре 1990 года установлено профессиональное заболевание: стенозирующий лигаментит карпального сустава правой кисти. С начала 1991 года определялась 50%-ная утрата профессиональной трудоспособности, в июле 1999 года установлена 30%-ная утрата профессиональной трудоспособности. Решением Подольского городского суда от двенадцатого октября 2000 года жалоба была признана обоснованной, бюро МСЭ обязали установить истцу 60%-ную утрату профессиональной трудоспособности. Причиной ошибочного заключения бюро МСЭ, которое было обжаловано в судебном порядке, послужило неправильное определение возможностей больного по состоянию здоровья выполнять служебные обязанности по основным профессиям. Имеющееся профессиональное заболевание связано с физическим перенапряжением и вибрацией, а основные профессии больного предполагают действие этих факторов. Поэтому невозможность выполнять работу по этим профессиям дает основание для определения 60%-ной утраты профессиональной трудоспособности (согласно пункту 2.5.1. постановления Правительства РФ от 23.04.94 года N 392 «Об утверждении Положения о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей»).

Единичными являются иски, связанные с определением причины смерти инвалида и потребности инвалида в различных видах социальной защиты. Отсутствуют иски о сроках инвалидности, о времени наступления инвалидности, связанные с разработкой индивидуальной программы реабилитации, связанные с причинением вреда здоровью граждан, приведшего к инвалидности.

Ознакомьтесь так же:  Налог на земельный участок 2018

Анализ малораспространенных вариантов судебных споров свидетельствует о следующих особенностях медицинской помощи и реабилитации.

Во-первых, согласно законодательству, при выполнении индивидуальной программы реабилитации (ИПР) услуги или товары предоставляются больным бесплатно (при включении в федеральную базовую программу) либо расходы возмещаются. Поэтому правомерно было ожидать исковые требования к бюро МСЭ, связанные с отказом от оформления ИПР или невключения в нее определенных позиций. Отсутствие подобных судебных споров говорит о стремлении больных к констатации инвалидности как к источнику пенсии и различных льгот, нежелании пациентов пройти реабилитацию, а также о нацеленности медицинских служб на удовлетворение потребности в реабилитации.

Во-вторых, отсутствие исков, связанных с причинением вреда здоровью, может быть обусловлено низкой правовой информированностью граждан и особенно инвалидов, имеющих ограничения социальной активности. Другими причинами этого явления могут также быть недостаточное развитие систем страхования и комплекса мероприятий по оценке качества медицинских услуг.

Анализ гражданских дел демонстрирует, что стороны в процессе располагают недостаточной доказательной базой и необходимой аргументацией. В идеальном плане система доказательств у сторон, особенно у бюро СМЭ как ответчика, должна опираться на следующие факты:

1) доказательство наличия симптоматики болезни или увечья;

2) доказательство имеющихся синдромов и установление факта болезни или увечья;

3) доказательство наличия и выраженности инвалидизирующих синдромов;

4) выявление расстройств функций организма и степени их выраженности, а также связи этих расстройств с инвалидизирующими синдромами;

5) выявление связи между расстройствами функций организма и видами ограничений жизнедеятельности, доказательство факта инвалидности, ее причины;

6) доказательство необходимости в реабилитации, ее объем и виды.

В имеющихся исковых заявлениях обычно сообщаются лишь сведения о заболевании, из описания которого не следует констатация его тяжести, не приводятся законодательные и инструктивно-методические материалы, обосновывающие ошибочность принятого ранее экспертного решения. Указанные особенности существующей судебной практики позволяют наметить пути ее совершенствования через ознакомление судей, юрисконсультов предприятий, учреждений здравоохранения. Анализ подобной судебной практики в равной степени необходим как сотрудникам бюро медико-социальной экспертизы, впервые ощутившими судебную форму контроля своей работы, так и населению для грамотного изложения своих претензий и во избежание предъявления необоснованных требований.

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: брус по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.

Дело N33-3453/2017. О признании незаконным решения об отказе в признании инвалидом и обязании признать инвалидом.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

от 22 мая 2017 г. по делу N 33-3453/2017

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в составе:

председательствующего Науширбановой З.А,

судей Куловой Г.Р. и Пономаревой Л.Х.,

при секретаре Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Р.А. к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, Бюро N . — филиал Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации, Федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации о признании незаконным решения об отказе в признании инвалидом и обязании признать инвалидом,

по апелляционной жалобе Р.А. на решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 24 ноября 2016 года.

Заслушав доклад судьи Пономаревой Л.Х., судебная коллегия

Р.А. обратился в суд с иском к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее по тексту ФКУ «ГБ МСЭ по Республике Башкортостан» Минтруда России), Бюро N . — филиал Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации, Федеральному государственному бюджетному учреждению «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее по тексту ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России) о признании незаконным решения об отказе в признании инвалидом и обязании признать его инвалидом.

Иск мотивирован тем, что дата. Бюро N . филиал ФКУ «Главного Бюро МСЭ по Республике Башкортостан» истцу было отказано в установлении инвалидности. Не согласившись с решением, истец обжаловал его в Экспертный состав N . ФГУ Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан», который решением от дата отказал Р.А. в установлении инвалидности. Данное решение тоже было обжаловано в Экспертный состав N . общего профиля ФГБУ ФБ Минтруда России, который дата. также отказал ему в установлении инвалидности. Указанные решения истец считает незаконными и необоснованными, полагая, что у него имеются все основания для установления ему группы инвалидности, просил суд признать незаконными решение бюро N . — филиала ФКУ «ГБ МСЭ по Республике Башкортостан от дата. об отказе в установлении группы инвалидности (акт и протокол МСЭ N . ), решение экспертного состава N . ФКУ ГБ МСЭ по Республике Башкортостан Минтруда России от дата (акт и протокол МСЭ N . ) об отказе в установлении инвалидности истца, решение экспертного состава N . общего профиля Федерального бюро МСЭ Минтруда России от дата (акт и протокол МСЭ N . ) об отказе в установлении инвалидом истца, назначить проведение экспертизы на установление Р.А. группы инвалидности, признать Р.А. инвалидом и установить группу инвалидности. Взыскать с ответчиков в пользу истца судебные расходы.

Решением Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 24 ноября 2016 г. постановлено:

в удовлетворении иска Р.А. к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации, Бюро N 5 — филиал Федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации, Федеральному государственному бюджетному учреждению Федеральное бюро медико-социальной экспертизы Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации о признании незаконным решения бюро N . — филиала ФКУ «ГБ МСЭ по Республике Башкортостан от дата. об отказе в установлении группы инвалидности (акт и протокол МСЭ N . ), признании незаконным решения экспертного состава N . ФКУ ГБ МСЭ по Республике Башкортостан Минтруда России от дата (акт и протокол МСЭ N . ) об отказе в установлении инвалидности Р.А., признании незаконным решения экспертного состава N . общего профиля Федерального бюро МСЭ Минтруда России от дата (акт и протокол МСЭ N . ) об отказе в установлении инвалидом Р.А., назначении проведения экспертизы на установление Р.А. группы инвалидности, признании Р.А. инвалидом и установлении группы инвалидности, взыскании с ответчиков судебных расходов — отказать.

В апелляционной жалобе Р.А. ставит вопрос об отмене решения суда и принятии по делу нового решения об удовлетворении исковых требований. В обоснование жалобы указывает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной медико-социальной экспертизы.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей Р.А. — Р.Р., Н., представителя ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Т., судебная коллегия приходит к следующему.

Статьей 60 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что медико-социальная экспертиза проводится в целях определения потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Медико-социальная экспертиза проводится в соответствии с законодательством Российской Федерации о социальной защите инвалидов.

Статьей 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ) определено, что инвалидом признается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты. Ограничение жизнедеятельности — полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью. В зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория «ребенок-инвалид». Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Федеральный закон от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ дает понятие медико-социальной экспертизы как признание лица инвалидом и определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма ( часть 1 статьи 7 Федерального закона).

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения ( часть 2 статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Согласно статье 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

На федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагается, в частности, установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты ( пункт 1 части 3 статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Решение учреждения медико-социальной экспертизы является обязательным для исполнения соответствующими органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, а также организациями независимо от организационно-правовых форм и форм собственности ( часть 4 статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Споры по вопросам установления инвалидности, реализации индивидуальных программ реабилитации, абилитации инвалидов, предоставления конкретных мер социальной защиты, а также споры, касающиеся иных прав и свобод инвалидов, рассматриваются в судебном порядке ( статья 32 Федерального закона от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом» утверждены Правила признания лица инвалидом (далее — Правила).

Согласно пункту 1 Правил признание лица инвалидом осуществляется федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы: Федеральным бюро медико-социальной экспертизы, главным бюро медико-социальной экспертизы, а также бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах, являющимися филиалами главных бюро.

Признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации (пункт 2 Правил).

Пунктом 3 Правил предусмотрено, что медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина (в том числе степени ограничения способности трудовой деятельности) и его реабилитационного потенциала.

В соответствии с пунктом 5 Правил условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию и абилитацию.

В силу пункта 6 Правил наличие одного из указанных в пункте 5 настоящих Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Ознакомьтесь так же:  Требования сетей к товару

Пунктом 25 Правил определено, что медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро) путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина.

При проведении медико-социальной экспертизы гражданина ведется протокол. В проведении медико-социальной экспертизы гражданина по приглашению руководителя бюро (главного бюро, Федерального бюро) могут участвовать с правом совещательного голоса представители государственных внебюджетных фондов, Федеральной службы по труду и занятости, а также специалисты соответствующего профиля (далее — консультанты). Решение о признании гражданина инвалидом либо об отказе в признании его инвалидом принимается простым большинством голосов специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, на основе обсуждения результатов его медико-социальной экспертизы. Решение объявляется гражданину, проходившему медико-социальную экспертизу (его законному представителю), в присутствии всех специалистов, проводивших медико-социальную экспертизу, которые в случае необходимости дают по нему разъяснения (пункты 26, 27, 28 Правил).

Приказом Минтруда России от 11 октября 2012 года N 310н утвержден Порядок организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы. К ним относятся: Федеральное бюро медико-социальной экспертизы, главные бюро медико-социальной экспертизы по соответствующему субъекту Российской Федерации, находящиеся в ведении Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, главные бюро медико-социальной экспертизы, находящиеся в ведении иных федеральных органов исполнительной власти, имеющие филиалы — бюро медико-социальной экспертизы в городах и районах (пункт 1 Порядка).

В пункте 4 Порядка предусмотрено, что медико-социальная экспертиза проводится специалистами бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро). В состав бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) входят не менее 3 специалистов. Состав специалистов формируется из врачей по медико-социальной экспертизе, психологов, специалистов по реабилитации. Обязательным условием формирования состава бюро (экспертного состава главного бюро, экспертного состава Федерального бюро) является наличие не менее 1 врача по медико-социальной экспертизе.

Административным регламентом по предоставлению государственной услуги по проведению медико-социальной экспертизы, утвержденным приказом Минтруда России от 29 января 2014 года N 59н, установлено, что результатом предоставления государственной услуги является: при установлении инвалидности — выдача справки, подтверждающей факт установления инвалидности, и индивидуальной программы реабилитации инвалида (ребенка-инвалида), а также направление выписки из акта освидетельствования гражданина, признанного инвалидом, в орган, осуществляющий его пенсионное обеспечение, направление индивидуальной программы реабилитации инвалида в территориальный орган Фонда социального страхования Российской Федерации либо в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный на осуществление переданных в соответствии с заключенным Министерством и высшим органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации соглашением полномочий по предоставлению мер социальной защиты инвалидам по обеспечению техническими средствами реабилитации, по месту жительства инвалида (ребенка-инвалида) (пункт 11 Административного регламента).

Согласно пункту 1 Положения о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»), утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2012 года N 291 (далее — Положение о лицензировании медицинской деятельности), настоящее Положение определяет порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации медицинскими и иными организациями, а также индивидуальными предпринимателями, за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково».

Пунктом 4 Положения о лицензировании медицинской деятельности определены лицензионные требования, предъявляемые к соискателю лицензии на осуществление медицинской деятельности, в том числе, на соответствие соискателя лицензии — юридического лица, намеренного осуществлять медико-социальную экспертизу, установленным статьей 60 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и статьей 8 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» требованиям, касающимся организационно-правовой формы юридического лица (подпункт «з» пункта 4 Положения).

Медико-социальная экспертиза входит в Перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность ( приложение к Положению о лицензировании медицинской деятельности), и подлежит лицензированию в соответствии с пунктом 46 части 1 статьи 12 Федерального закона от 4 мая 2011 года N 99- ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», которым определено, что лицензированию подлежит в том числе медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»).

Пункт 1 части 1 статьи 100 Федерального закона от 2 ноября 2011 года N 323- ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусматривает, что право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие сертификат специалиста.

Из содержания приведенных нормативных положений, регламентирующих отношения по признанию лица инвалидом, следует, что определение наличия либо отсутствия оснований для признания лица инвалидом относится к исключительной компетенции федеральных учреждений медико-социальной экспертизы, находящихся в ведении Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации и имеющих соответствующие лицензии на проведение медико-социальной экспертизы. Полномочия врачебной комиссии медицинской организации ограничиваются перечнем работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность указанной медицинской организации, на которые данной медицинской организацией в установленном законом порядке получена соответствующая лицензия. Освидетельствование лица для установления ему инвалидности проводится только в федеральных учреждениях медико-социальной экспертизы, на которые возложены функции по установлению инвалидности. Назначение и проведение медико-социальных экспертиз должны осуществляться в медицинских организациях государственной системы медико-социальной экспертизы, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности по соответствующим работам (услугам) — по медико-социальной экспертизе, а также лицами, получившими высшее медицинское образование в Российской Федерации, имеющими сертификат специалиста в том объеме, в каком эта деятельность указана в лицензии и сертификате.

В пунктах 42 — 46 Правил признания лица инвалидом определен порядок обжалования решений бюро, главного бюро, Федерального бюро, которым предусмотрено, что гражданин (его законный представитель) может обжаловать решение бюро в главное бюро в месячный срок на основании письменного заявления, подаваемого в бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в главное бюро. Бюро, проводившее медико-социальную экспертизу гражданина, в 3-дневный срок со дня получения заявления направляет его со всеми имеющимися документами в главное бюро. Главное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. В случае обжалования гражданином решения главного бюро главный эксперт по медико-социальной экспертизе по соответствующему субъекту Российской Федерации с согласия гражданина может поручить проведение его медико-социальной экспертизы другому составу специалистов главного бюро. Решение главного бюро может быть обжаловано в месячный срок в Федеральное бюро на основании заявления, подаваемого гражданином (его законным представителем) в главное бюро, проводившее медико-социальную экспертизу, либо в Федеральное бюро. Федеральное бюро не позднее 1 месяца со дня поступления заявления гражданина проводит его медико-социальную экспертизу и на основании полученных результатов выносит соответствующее решение. Решения бюро, главного бюро, Федерального бюро могут быть обжалованы в суд гражданином (его законным представителем) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, дата. Р.А. освидетельствован в бюро N . Установлены умеренные нарушения статодинамических функций, из ограничений категорий жизнедеятельности — передвижение 1 степень. Установлена категория ребенок-инвалид до 18 лет.

дата. по заявлению на установление группы инвалидности и разработки ИПР Р.А. освидетельствован в бюро N . -филиале (для взрослых) ФКУ «ГБ МСЭ по Республике Башкортостан» Минтруда России. Диагноз Основное заболевание М89.5 Юношеский эпифизеиолиз головки левого бедра. Состояние после операции (закрытая репозиция, операция фиксации головки левого бедра 2 канюлированными винтами, удаление винтов дата.). Укорочение левой нижней конечности на 3 см. Коксартроз слева 1 ст. НФС 2 ст. Компенсированный левосторонний поясничный коксартроз 1 ст. Незначительно выраженные статодинамические нарушения. Сопутствующее заболевание ВСД с гипертензионным синдромом. Ангиопатия сетчатки. Выявлено незначительное нарушение нейромышечных, скелетных и связанных с» движением (статодинамических функций) — 30%, максимально выраженное в % стойкое нарушение функции организма человека 30%, суммарная оценка степени нарушения функции организма человека 30%. Инвалидность не установлена. Составлен акт и протокол N .

дата. Р.А. освидетельствован экспертным составом N . ФКУ «ГБ МСЭ по Республике Башкортостан» Минтруда России в порядке обжалования бюро N . Составлен акт и протокол освидетельствования N . Инвалидность не установлена. На основании данных осмотра, анализа документов, данных лечебных учреждений было выявлено нарушение здоровья со стойкими незначительными расстройствами статодинамических функций, что не приводит к ограничению основных категорий жизнедеятельности и не дает оснований для установления инвалидности в соответствии с действующим законодательством.

дата. в порядке обжалования заочно освидетельствован в ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России экспертном составе N . общего профиля. Составлена выписка из протокола заседания экспертного состава по проведению медико-социальной экспертизы гражданина от дата. N . Основное заболевание M16 Юношеский эпифизиолиз головки левой бедренной кости. Закрытая репозиция, фиксация головки 2 каннюлированными винтами от дата. Удаление винтов дата. Коксартроз слева Rg-Зст. Коксартроз слева Rg-Зст. НФС-Ист. Осложнения основного заболевания: укорочение левой нижней конечности на 3 см. Компенсаторный левосторонний сколиоз. Сопутствующее заболевание: Расстройство вегетативной нервной системы с гипертензионным синдромом. Выявлены незначительные нарушения статодинамических функций 30%, суммарная оценка степени нарушения функции организма 30% (незначительные). Инвалидность не установлена. По результатам заочной МСЭ на основании анализа представленных медицинских и медико-экспертных документов выявлены незначительные нарушения статодинамических функций организма, которые не приводят к ограничению основных категорий жизнедеятельности, не вызывают необходимости в мерах социальной защиты и не дают основания для установления инвалидности.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 марта 2017 г. назначена судебная медико-социальная экспертиза в ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Челябинской области» Минтруда России.

Из заключения экспертов ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Челябинской области» Минтруда России N . от дата. следует, что результате комплексной оценки (объективного осмотра и анализа медицинских документов), у Р.А. выявлено нарушение здоровья с 1 степенью выраженности стойких нарушений статодинамических функций, что не приводит к ограничению основных категорий жизнедеятельности, не требует мер социальной защиты, не является основанием для установления инвалидности, согласно «Правилам признания лица инвалидом»(утв. Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 N 95) и согласно » Квалификациям и критериям, используемым при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными медико-социальными учреждениями медико-социальной экспертизы» (утв. Приказом Минтруда России N 1024н от 17.12.2015 г.), пункт приложения — 13.2.4.32 (максимально выраженное нарушение функций организма — 30%)(л.д. 245 — 246).

Судебная коллегия исходит из того, что заключение экспертов N . от дата. является достаточным и допустимым доказательством отсутствия оснований для установления группы инвалидности Р.А., в связи с чем обоснованным является решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении его исковых требований к ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Минтруда России, Бюро N . — филиал ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Республике Башкортостан» Министерства труда и социальной защиты населения Российской Федерации ФГБУ «Федеральное Бюро медико-социальной экспертизы» Минтруда России о признании незаконным решения об отказе в признании инвалидом и обязании признать инвалидом.

Нарушений судом первой инстанции норм процессуального права при рассмотрении настоящего гражданского дела, которые являлись бы основанием для отмены решения суда, судебная коллегия не усматривает.

Апелляционная жалоба не содержит доводов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на его законность и обоснованность, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Судебная коллегия приходит к выводу, что решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 327 , 327.1 , 328 , 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Советского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 24 ноября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Р.А. без удовлетворения.