Договор нанна лугара

Униженные и разоруженные

Как на самом деле Россия и Америка ликвидировали избыточные арсеналы после холодной войны

Из Кремля заранее сообщали, что выступление президента Владимира Путина в Валдайском клубе в Сочи будет «важным». Так и вышло. Хоть формально объявлять об участии в выборах он не стал, но предельно четко обозначил основную канву кампании — жесткая и бескомпромиссная антиамериканская (антизападная) риторика.

Президент Путин последовательно суммировал все нанесенные Западом обиды, не найдя практически ни одного просвета. Путин говорил об унижениях и обманутом доверии.

Президент рассказал о программе Нанна—Лугара и о соглашении по переработке оружейного урана-235 в низкообогащенный для энергетических реакторов — программе ВОУ–НОУ. Путин посетовал, что программа Нанна—Лугара была фактически односторонней, что «США получили доступ на все совершенно секретные ядерные объекты РФ», а сами пускали наших специалистов на свои объекты мало и неохотно. По программе ВОУ–НОУ было утилизировано 500 тонн оружейного урана, «что эквивалентно примерно 20 тыс. ядерных боезарядов», а США в порядке доброй воли «скромно сократили свой ядерный арсенал». Россия, утверждает Путин, «продемонстрировала абсолютно беспрецедентную открытость и доверие», а в ответ получила «бомбардировки Югославии, ввод войск в Ирак, поддержку сепаратистов и радикалов на Северном Кавказе, игнорирование национальных интересов и так далее».

Напомним, что по программе Нанна—Лугара из американского бюджета были потрачены миллиарды долларов на системы защиты и учета ядерных материалов, на демонтаж и утилизацию выведенных из боевого состава ядерных подлодок и других опасных изделий в РФ и в других постсоветских странах. Поскольку деньги были казенные, западные инспекторы должны были подтвердить, что видеокамеры и прочее оборудование действительно установлены на объектах. РФ в ядерно-оружейный комплекс США бюджетные средства не вкладывала, и не могла, конечно, требовать доступа для проверки. При сверке, кстати, были выявлены серьезные пропажи ядерных материалов — скорее всего, это было просто следствием ошибок и накладок в системе учета, который вели в амбарных книгах.

По программе ВОУ–НОУ российский уран поставлялся на американские АЭС, что позволило заработать миллиарды долларов и выйти на прежде недоступный американский рынок, продавая материал, который стал не нужен в результате массового взаимного разоружения после окончания холодной войны. Кстати, именно Вашингтон помог убедить власти Украины, Белоруссии и Казахстана вывезти в РФ ядерное оружие, которое они унаследовали после распада СССР, и заодно оплатил по программе Нанна—Лугара ликвидацию межконтинентальных средств доставки. В Киеве и в Минске потом не раз жалели, что поддались американскому давлению и добровольно разоружились.

Президент Путин в Сочи с гордостью объявил, что этой осенью РФ закончила уничтожать боевые отравляющие вещества (ОВ), но назвал это действие «односторонним», обвинив США в том, что они не хотят ликвидировать ОВ. Между тем, в США уничтожено более 90% запасов ОВ.

Сейчас продолжается работа в Pueblo Chemical Depot и в Blue Grass Army Depot. Рассчитывают все закончить в 2021-м. Американские боеприпасы с ОВ старые, перевозить их нельзя, и никакой угрозы для РФ они не представляют. В поселке Кизнер в Удмуртии недавно прошла церемония по случаю завершения химического разоружения в РФ, причем иностранцев там не было, а, например, только ФРГ истратила 367 миллионов евро на российскую программу ликвидации ОВ. Немцы бесплатно поставили оборудование на 4 из 7 специализированных заводов, в том числе и в Кизнер.

Президент Путин в Сочи назвал договор РСМД — об уничтожении всех американских и советских ракет средней и меньшей дальности от 500 до 5500 км, подписанный в 1987-м Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, «односторонним разоружением». Всего по договору РСМД наши уничтожили 1846 ракет «Пионер», Р-12, Р-14 и «Ока», а американцы — 846 ракет «Першинг-2» и крылатых ракет «Томагавк». Официальная дальность «Першинга-2» была 1770 км, и из ФРГ, где были размещены эти ракеты, до Кремля он чуть не дотягивал. Но ГРУ докладывало, что реальная дальность — до 2500 км и что подлетное время до Москвы — 5-6 минут. У «Першинга-2» была революционная маневрирующая самонаводящаяся боеголовка регулируемой мощности (от 5 до 80 килотонн) с круговым отклонением от цели меньше 30 м — в 15 раз точнее «Пионера». В случае упреждающего (обезглавливающего) удара даже высшее военно-политическое руководство не успевало гарантированно спастись из обреченной Москвы.

Сегодня США и РФ обвиняют друг друга в нарушении РСМД. Формально договор действует, но механизм его верификации не работает, и всякие претензии обе стороны взаимно отвергают.

Путин в Сочи заявил, что у России есть теперь разрешенные РСМД крылатые ракеты большой дальности «Калибр» и Х-101/102 морского и воздушного базирования, и потому аналогичные наземные ракеты ей не нужны. Но добавил, что если США из РСМД выйдут, «с нашей стороны ответ будет мгновенным и зеркальным», и повторил — «мгновенным».

Бег с американскими препятствиями. Россия больше не намерена «унижаться» — даже ценой участия в Олимпиаде

Еще пару месяцев назад Путин говорил о сокращении оборонного бюджета до 2,8% ВВП, но военное лобби, похоже, победило, и на днях Антон Силуанов публично признал поражение: «Траты на оборону и безопасность в бюджете — примерно треть от всех расходов, это большая доля, но они абсолютно оправданы тем, что наше государство является ядерной державой, и приходится отражать все те политические нападки, которые есть на нашу страну».

Программа Нанна-Лугара: новый формат

МИД РФ стремится к «более современным правовым рамкам сотрудничества» с США

МОСКВА — Заместитель Министра иностранных дел РФ Сергей Рябков заявил в интервью, что «в ближайшее время состоятся новые контакты с американской стороной, в ходе которых речь пойдет именно о создании более современных правовых рамок сотрудничества» в сфере оружия массового поражения.

В мае 2013 года истекает срок программы Нанна-Лугара – соглашения, которое было заключено между Россией и США в 1991 году. «Программа совместного уменьшения угрозы» предполагала уничтожение ядерного, химического и других видов оружия массового поражения на территории России и стран СНГ на средства США. Программа продлевалась дважды, в 1999 и в 2006 годах. В этом году российские власти решили не продлевать действие программы в России.

«Я не хочу называть это новым соглашением. Это трансформация существующей базы, – объясняет Рябков. – Может быть, соглашение, может быть – какие-то политические обязательства или протокол к уже действующему соглашению. Это все предстоит уточнить в процессе диалога. У нас есть некоторые идеи, но мы не хотели бы выносить на публику содержание данных идей до того, пока мы их не обсудим с американскими партнерами».

По словам Рябкова, в середине февраля в Москву приезжает Роуз Гетемюллер, и.о. замгоссекретаря США по вопросам контроля за вооружениями и международной безопасности. Ей будут представлены идеи российской стороны в сфере контроля за оружием массового поражения.

Рябков ожидает с визитом и других гостей из США, в том числе с новыми предложениями Вашингтона по «перезагрузке» российско-американских отношений.

«Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы работа пошла по конструктивной повестке дня. Здесь все зависит от американцев. Чем быстрее они сформулируют свои предпочтения и приоритеты, будь то в форме президентского послания или в какой-то иной, тем лучше для дела. Мы готовы со своей стороны к конструктивным шагам», – заявляет замглавы МИДа России.

«Мы не удовлетворены состоянием двусторонних отношений. Поводов скрывать это нет», – еще раз подчеркивает Рябков.

Новому соглашению необходима симметричность и прозрачность

Павел Золотарев, заместитель директора Института США и Канады считает, что новому соглашению необходимы, в первую очередь, «прозрачность части вопросов, связанных с ядерным оружием и его хранением».

На пресс-конференции 6 февраля он объяснил, что в старом договоре явно наблюдалась «определенная асимметрия»: «Американской стороне надо предусмотреть такое соглашение, чтобы российские специалисты могли приезжать в США и знакомиться с их работой. России должна быть симметрично информирована по всем вопросам».

Тем не менее, Золотарев указывает, что окончательные решения по российско-американским вопросам будут приняты не сразу: «Встреча Обамы с Путиным весной перенесена. Дело в том, что президентам просто нечего положить на стол. Все это означает большую работу между Россией и Америкой в ближайшие месяцы».

«Проблема в том, что у нас с США нет солидного экономического фундамента для сотрудничества, как например, есть у США с Китаем, – объясняет Золотарев. – Единственное, что у нас есть, это ядерное вооружение. И чем больше мы его сокращаем, тем больше мы уменьшаем этот наш общий фундамент».

У России и США разные видения механизмов

Антон Хлопков, директор Центра энергетики и безопасности считает, что у России нет намерения прекращать сотрудничество с США в сфере оружия массового уничтожения: «Россия хочет изменить формат».

«Конечно, существующее соглашение несимметрично. Его юридическая база закладывалась в 90-е годы, – напоминает Хлопков. – У нас была совершенно иная экономическая ситуация. С тех пор множество проблем были решены. Нам надо поблагодарить американских коллег за помощь и найти новый формат сотрудничества».

Ознакомьтесь так же:  Ликвидация фирм минск

Хлопков считает, что соглашение выполнило все свои задачи: «Я не вижу той драмы, которую описывают западные СМИ в связи с невозможностью пролонгации соглашения».

«Российские и американские интересы во многом совпадают, но мы имеем разные видения тех механизмов и инструментов, которые могут быть использованы», – отмечает Хлопков.

Директор Центра энергетики и безопасности уверен, что прежнее место «рамочного» соглашения Нанна-Лугара в ближайшее время займет новое соглашение о сотрудничестве в области гражданской атомной энергетики, которая, как считает Хлопков, скоро получит новый импульс развития.

Краткие комментарии к прекращению действия программы Нанна — Лугара

В конце 2014 года, по сообщениям СМИ, объявлено полное прекращение пролонгированного министерством энергетики США действия программы Совместного уменьшения угрозы (программа Нанна — Лугара), 20-летний юбилей которой зафиксирован в 2012 году.

Отношения в США со стороны администрации и Сената к этой программе в течение всего периода носили характер маятника. С приходом президента Джорджа Буша-младшего республиканцы настаивали на её свёртывании под предлогом того, что Россия расходует значительные средства на модернизацию ядерного оружия и способна самостоятельно ликвидировать излишки своего оружия, активно сотрудничает с Ираном и т. п. В итоге затраты на программу в 2002 году были несколько сокращены по сравнению с 2001 годом. Однако в результате доклада Бейкера — Катлера расходы на неё были восстановлены. Основной аргумент доклада состоял в том, что опасность попадания российского оружия массового уничтожения (ОМУ) в руки террористов или к враждебным государствам представляет наиболее актуальную угрозу национальной безопасности США.

Владимир Дворкин

В России, как правило, высоко оценивали предоставляемую помощь, хотя периодически высокопоставленные чиновники заявляли о том, что средства по программе расходуются нерационально, а американские специалисты, контролирующие ход работ на военных объектах, получают секретную информацию, что неприемлемо и даже унизительно. Отметим, что аналогичные заявления можно было услышать по поводу системы контроля по периметру контроля на Воткинском заводе, несмотря на то что возможность такого взаимного контроля была зафиксирована в Договоре СНВ 1991 года, но в США, насколько известно, никто не испытывал унижения.

Между тем Россия в октябре 2012 года приняла решение отказаться от продления действия программы Нанна — Лугара после истечения срока ее действия в мае 2013 года, предлагая равноправное глобальное партнёрство в целях уменьшения ядерной угрозы. Предполагалось, что накопленный опыт может быть совместно использован в третьих странах, где существуют проблемы ядерной безопасности. Эти намерения Москвы вырабатывались в период «тучных» для бюджета страны лет на фоне деклараций о возросшей роли России в мире и её самостоятельной политике.

Однако в сложившейся обстановке на пике глубокого кризиса отношений России и Запада в связи с обстановкой в Украине попытки Москвы и Вашингтона выработать новый формат взаимоотношений в этой сфере в обозримой перспективе почти наверняка будут безуспешными.

Тем не менее при любом развитии событий опыт действия программы Нанна — Лугара может оказаться полезным. Ниже он рассматривается применительно только к ядерному оружию.

По официальным данным Вашингтона, в рамках программы в период с 1991 по 2012 год России, Украине, Казахстану и Белоруссии было выделено 8,79 млрд долларов. На эти средства уничтожены 902 межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и 684 баллистических ракет подводных лодок, 498 шахтных и 191 мобильных пусковых установок, 33 атомные подводные лодки, 906 ракет класса «воздух — земля» с ядерными боеголовками, 155 тяжелых бомбардировщиков, более 190 ядерных испытательных туннелей.

США поставили значительное количество контейнеров, обеспечивающих безопасную транспортировку ядерных боезарядов, совершенствовалось оборудование для повышения безопасности ядерных хранилищ.

В местах хранения и ликвидации жидкостных МБР в Суроватихе (Нижегородская область) и мобильных пусковых установок твердотопливных ракет в Пибаньшуре (Удмуртия) смонтированы «под ключ» цеха для разрезки корпусов ракет и демонтажа пусковых установок с современным высокотехнологическим оборудованием, которое, насколько известно, действует до настоящего времени.

Безусловно, роль программы Нанна — Лугара трудно переоценить, особенно её вклад в обеспечение ядерной безопасности и ликвидацию излишков ядерного оружия в период острой нехватки собственных средств. Важно подчеркнуть, что заявления о том, что американцы таким путём разоружали Россию, совершенно беспочвенны, поскольку ликвидировалось только то ракетно-ядерное оружие, продлённые сроки эксплуатации которого были практически полностью исчерпаны.

Отмечаемые некоторыми отечественными экспертами недостатки процессов реализации программы, связанные с нерациональным расходованием средств и времени, можно, скорее всего, отнести к организации работ внутри России. Показательным в этом отношении может быть сравнение такой организации в России и Украине.

В Украине работой по ликвидации всего ракетно-ядерного арсенала руководил один человек — бывший командующий 43 армией РВСН в ранге заместителя министра обороны Украины. В 2000 году он рассказал о своём опыте, находясь в Москве. В процессе беседы он рассказал о сравнительной оценке американскими специалистами организации работ в Украине и России. В Украине он один отвечал за всё: прохождение таможни, допуск на объекты, выбор подрядных организаций, за распоряжение и регулирование финансовых потоков. В результате практически не было каких-либо заметных задержек и сбоев. В свою очередь, американцы крайне негативно оценивали организацию таких работ в России: участие в работах одновременно нескольких профильных министерств и ведомств со своими порядками и правами и со своими ответственными. В результате приходилось длительное время ждать различных разрешений, допусков, в том числе тратить лишние деньги на проживание в отелях, переезды и т. п.

С учётом положительного опыта Украины в России была предпринята попытка создать аналогичный порядок с назначением одного ответственного за все работы по программе. Проект такого постановления правительства был подготовлен, но его нужно было согласовать со всеми участвующими в работах министерствами и ведомствами. Всё закончилось провалом, поскольку никто не желал отлучения от источника финансирования.

Это всего лишь один из фрагментов опыта, который целесообразно учитывать не только при выполнении подобных программ.

В сложившейся кризисной международной обстановке крайне сложно прогнозировать перспективы новых крупномасштабных соглашений по уменьшению ядерной угрозы. Но кризисы не вечны, поэтому всегда можно надеяться на другие времена, когда всесторонний опыт уникальной программы Нанна — Лугара будет востребован в полном объёме.

Ричард Лугар: законодатель для безъядерного мира

Один из авторов Программы Нанн-Лугара по ядерному разоружению проиграл выборы в своем штате

Когда во вторник вечером 8 мая стало известно, что сенатор-республиканец от штата Индиана Ричард Лугар проиграл праймериз в своем штате и вскоре должен будет покинуть Капитолийский холм, многие американские политики, включая президента США Барака Обаму, выпустили заявления, в которых высоко оценили работу Лугара.

Законодателя есть, за что отметить – он работает в Сенате уже шесть сроков, с 1976 года. 80-летний сенатор является высокопоставленным членом Комитета по международным отношениям, а с 1985 по 1987 и с 2003 по 2007 годы был его председателем.

Когда на Капитолийском холме произносят имя «Лугар», подразумевают «ядерная безопасность». Сенатор со своим коллегой сенатором Сэмом Нанном в 1991 году стал создателем Программы Нанна-Лугара, по которой СССР получили значительную помощь от США для ликвидации оружия массового поражения, усовершенствования систем безопасности расщепляющихся материалов и их модернизации. Программа действует по сей день. По данным на сайте сенатора, только в одном месяце марте этого года были уничтожены 109 российских межконтинентальных баллистических ракет SS-25 и более 50 метрических тонн нервно-паралитического газа. Всего в рамках программы за прошедшие годы уничтожено 7,500 ядерных боеголовок.

«Без него, возможно, не прошла бы ратификация договора СНВ-3, – сказал в интервью «Голосу Америки» из Москвы Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель «Новой газеты». – Он понимает необходимость контроля над вооружениями, хорошо разбирается во внешней политике, в российской политической кухне. Он и с Обамой приезжал в Россию, когда Обама еще был сенатором, они вместе ездили в Пермь.Сейчас в Москве многие из тех, кто с ним встречался и взаимодействовал по части контроля над вооружениями, весьма расстроены тем, что он проиграл праймериз».

Лугар действительно ездил с Обамой в Россию в 2005 году, а также в Украину и в Азербайджан – для инспекции ядерных объектов. В пермском аэропорту его на три часа задержали сотрудники ФСБ, и российским властям пришлось позже извиняться за тот инцидент. А в 2007 году президент Буш-младший подписал законопроект «Инициатива Лугара-Обамы по сокращению ядерной опасности», которая продолжила работу Лугара с Нанном по деактивации ядерного оружия. Эта инициатива уделяет особе внимание тому, чтобы ядерное оружие не могло попасть в руки террористов.

«Усилия моей администрации обеспечить безопасность мира от самых опасных видов ядерного оружия основываются на работе сенатора Лугара, – говорится в обращении Белого дома, вышедшем во вторник. – А также на двухпартийном сотрудничестве, которое мы с ним продвигали во время моей первой поездки за границу в качестве сенатора, в Россию, Украину и Азербайджан. Лугар всегда придерживался принципов двухпартийного сотрудничества в вопросах национальной безопасности, которые и помогли нам победить “холодную войну” и сохранить сегодня наше международное лидерство».

В Индиане во вторник Лугар проиграл выборы представителю Движения чаепития Ричарду Мердоку, который придерживается крайне консервативных взглядов и не раз заявлял, что ни на какие компромиссы с демократами идти не собирается. Газета New York Times сегодня написала, что Лугар является «умеренным законодателем и персонифицирует более мягкую, чем сейчас, эру в американской политике».

Ознакомьтесь так же:  Заявление о расторжения брака шаблон

Более мягкую – даже несмотря на «холодную войну» и открытое противостояние между США и СССР в годы, когда Лугар пришел в Сенат. Бывший посол США в России Томас Пикеринг в интервью «Голосу Америки» сказал, что Лугар «сделал бесценный вклад в обеспечение безопасности в мире».

«Он помог выстроить, в значительной степени, стабильность в стратегических отношениях между США и Россией, – считает видный американский дипломат. – Это получило свое конструктивное развитие и продолжает приносить пользу обеим странам».

Директор программ в Фонде Ploughshares Пол Кэрролл добавляет, что именно благодаря работе сенатора «мы теперь знаем, как контролировать запасы ядерного оружия, которые у нас имеются».

«Он был лидером в укреплении доверия между США и СССР, – сказал Кэрролл в интервью «Голосу Америки». – В частности, благодаря переговорам о контроле над вооружениями. Но он также несколько раз бывал в России, с сенатором Нанном, встречался не только с российскими законодателями, но и с военными. Он посещал склады вооружений и следил, как разбирают боеголовки. И он приглашал и принимал российских военных и членов правительства в США. Это был настоящий прорыв для заключения дальнейших соглашений между нашими странами».

Пол Кэрролл несколько раз встречался с сенатором Лугаром и один раз спросил его, почему в США многие серьезные деятели в международной политике – выходцы со Среднего Запада, из штатов Канзас, Индиана, Небраска…

«И он у меня переспрашивает: “Вы хотите знать, почему это мы, ребята из глубинки, интересуемся международной политикой?”, – рассказал «Голосу Америки» Пол Кэрролл. – Мне кажется, здесь две причины. Одна – эти штаты фермерские, сельскохозяйственные. У выходцев со Среднего Запада есть способность к сближению, к развитию долгосрочных отношений, и это превращается в способность и стремление укреплять безопасность на международном уровне. И вторая причина – Лугар так давно работал в Комитете по международным отношениям, и все эти многие годы опасность ядерной войны была для членов Комитета реальностью. И, к счастью для США, именно Лугар стал лидером в области сокращения ядерных арсеналов».

Павел Фельгенгауэр напоминает, что большинство республиканцев было против договора СНВ-3, но Лугар был твердо «за». И это именно он помог провести его через Сенат США.

«Лугар считал, что здесь не надо играть во внутреннюю политику, что вопрос ядерного разоружения слишком для этого серьезный, – добавляет военный обозреватель «Новой газеты». – Он всегда был очень прагматичным политиком и считал очень важным поддерживать диалог с Россией по ядерным вопросам, контролировать вооружения и вообще с Россией разговаривать. Если после него будет менее опытный и менее влиятельный человек этим заниматься – это не очень хорошо. Хотя Лугар был сенатором шесть сроков. Все на свете проходит».

Виктория Купчинецкая

Телевизионный журналист, штатный корреспондент «Голоса Америки» с 2009 года. Работала в Вашингтоне, освещала президентские выборы, законодательный процесс и общественно-политические движения в США. Переехав в Нью-Йорк, освещала работу ООН и городских институтов власти. Виктория работает над специальными телепроектами, которые отражают жизнь необычных американских общин

Программа Нанна-Лугара или как США разоружают Россию

Аналитический портал «Евразия» обнародовал любопытное наблюдение о позиции разных российских экспертных групп в ходе развернувшейся в СМИ дискуссии по договору СНВ-3. Одна часть экспертов заняла критичную позицию по отношению к договору (С. Брезкун, М. Вильданов, Л.Ивашов), но сосредоточила своё внимание на анализе концепции и конкретных параметров подписанного в Праге соглашения. Другую группу представляют очевидные сторонники нового соглашения по СНВ. К ним портал «Евразия» относит А. Арбатова, С. Рогова, В. Дворкина, П. Золотарёва, сенатора М. Маргелова и замминистра иностранных дел С. Рябкова. «Эти специалисты, — отмечает портал, — считая, по-видимому, подписанное в Праге соглашение «пройденным этапом», пытаются на этапе ратификации привлечь внимание политиков и общественности не столько к положениям самого Договора СНВ-3, сколько к «сопутствующей» тематике». (1) В частности, представители этой группы активно выводят на передний план проблемы распространения ядерного оружия в контексте Договора о нераспространении и перспективы возможной «оптимизации» этого международного соглашения. Значительное внимание эксперты этой группы уделяют рассмотрению вариантов «оптимальной интеграции» России в планируемую Соединёнными Штатами к развёртыванию и предполагающую глобальный охват систему ПРО.

Мимо внимания аналитического сайта не ускользнул и тот факт, что разработанный в обстановке конфиденциальности документ по СНВ-3 в значительной мере (во всяком случае, в части согласованных «потолков») «опирается на предшествующие наработки той части экспертного сообщества, которая в информационном поле представлена С. Роговым, А. Арбатовым, В. Дворкиным, П. Золотарёвым». Симпатии портала «Евразия» безусловно и безоговорочно на стороне другой части экспертов, и вот почему. Такие эксперты, как С. Брезкун, М. Вильданов, Л. Ивашов, подтверждают свое критичное отношение к тексту Договора СНВ-3 детальным анализом конкретных параметров российских и американских стратегических потенциалов, оценкой существующих угроз, выверяют текст документа на его соответствие базовым принципам доктрин национальной стратегии России. В арсенале защитников договора — витиеватые рассуждения об «интеграции» в евроатлантические структуры и пользе всеобъемлющего разоружения.

Тесные контакты российских политиков и экспертов с евроатлантическими сценаристами Договора по СНВ-3 сделали своё дело. За «демилитаризацию» России давно платит Конгресс США. Точнее, платят, конечно, американские налогоплательщики, но решения о финансировании разоружения РФ вкупе с ассигнованиями на «информационное обеспечение» всеобъемлющего разоружения российскими «экспертными сообществами» выносят американские конгрессмены.

Здесь надо бы сказать о межпартийной программе Нанна-Лугара, названной так по имени лоббистов законопроекта демократа Сэма Нанна и республиканца Ричарда Лугара, что это такое.

В США программу Нанна-Лугара как пример интеллектуального превосходства американцев, убедивших СССР пойти на одностороннее разоружение, уничтожение собственной военной науки, показывают по общественному телевидению, в военных университетах пишут рефераты, а в России широкая общественность об этих программах ничего не знает.Хотя программа Нанна-Лугара начиналась 20 лет назад, изначально идея оплаты налогоплательщиками США уничтожения российского ядерного (и не только ядерного) потенциала подавалась под сегодняшними «сопутствующими» предлогами — опасности попадания оружия массового поражения в ненадлежащие руки. «Надлежащие» были, естественно, у США.

Теперь американцы не скрывают, что односторонне разоружить Россию они договорились с советскими верхами еще до развала СССР.Эксперты американского Центра по изучению оружия массового уничтожения в материале, опубликованном к «перезагрузке» в апреле 2010 года, пишут, что программа Нанна-Лугара «была предложена как поправка к не имеющему к ней отношения («сопутствующему». — И.Л.) законопроекту». Названная «Акт 1991 года по снижению советской ядерной угрозы», поправка получила одобрение палаты представителей 27 ноября 1991 года. Президент Буш-старший подписал соответствующий закон 12 декабря 1991 года, «через четыре дня после того, когда были предприняты первые формальные шаги по роспуску СССР» (2). Закон констатировал, что программа Нанна-Лугара «будет ограничена сотрудничеством между США, Советским Союзом, его республиками и образованиями-правопреемниками по уничтожению ядерного, химического и иного оружия, транспорта, складов, дезактивации и охране вооружений в связи с их уничтожением, установлению проверяемых механизмов сохранности для нераспространения таких вооружений».

В 1999 году общественное американское телевидение PBS полномасштабно представило бойцов незримого фронта по программе Нанна-Лугара. (3) Эштон Картер, гарвардский военный аналитик, потом помощник министра обороны США Уильяма Перри в администрации Клинтона, разработчик ядерной доктрины США 1993 года, с воодушевлением рассказывал об американской операции по уничтожению всех видов стратегического оружия на постсоветском пространстве в соответствии с концепцией «нераспространения» оружия массового поражения. Картер рассказывал о «17 тысячах российских военных ученых, ставших контрактниками американцев и желавших не строить более подводные лодки для России, а их разрушать. Только за разрушение русским и платили деньги — по программе Нанна-Лугара правительство России держало строителей подводных лодок на голодном пайке.

Рассказ эксперта об уничтожении американскими подрядчиками российских сверхсекретных наработок по химическому оружию, включая информацию по антидотам в случае применения такого оружия против России, прерывали изумленные вопросы ведущего: «Программой Нанна-Лугара оплачивалась демилитаризация России? . Современный проект «Военный военному», предусматривающий постоянные контакты офицерского состава всех уровней, тоже финансировался по программе Нанна-Лугара?» Оба вопроса получили недвусмысленный утвердительный ответ. Называя цифру в 2,5 миллиарда долларов, потраченную к 1999 году на программу Нанна-Лугара и ее мимикрирующие модификации, гарвардский аналитик поспешил упредить вопросы по нерациональному расходованию американских средств: «84 процента из этих денег оставались в карманах американских военных подрядчиков, задействованных в процессах разоружения и нераспространения».

Среди редких российских «реципиентов, задействованных программой Нанна-Лугара и ее вариациями, можно выделить и ту часть «экспертного сообщества», о которой упомянул сайт «Евразия» как поддерживающую договор по СНВ-3, считающую его делом решенным и перешедшую на «сопутствующую» тематику нераспространения, интеграции в НАТО и т.п. Примером такого сотрудничества мог бы стать ПИР-центр — чуть ли не самое авторитетное российское экспертное сообщество по числу принимающих участие в его мероприятиях видных дипломатов, разведчиков, аналитиков ведущих мировых стратегических центров и политиков с громкими именами. ПИР-центр (Центр политических исследований в России) — «независимая неправительственная организация», как заявлено на портале центра. Буквально на днях центр получил престижный статус экспертного консультанта при ООН. При всех отмеченных статусных достоинствах именно этот центр активно продвигал так называемую программу «глобального партнерства» — своего рода продолжателя программы Нанна-Лугара, получившую одобрение на саммите «большой восьмерки» в Авиане в 2003 году. Тогда российским «шерпом» на переговорах с G-8 был Андрей Илларионов, а документы разного рода глобальных «консультативных советов», в которых заявлял о себе ПИР-центр, подписывал Михаил Касьянов. Илларионов произносил складные тексты о том, что, мол, не дело России ходить с протянутой рукой, и она сама заплатит за уничтожение своего оружия 2 миллиарда долларов. США, Канада, Япония, Норвегия тоже решили Россию разоружать и обещали денег. К планам уничтожения российских подводных лодок, утилизации ядерного топлива и переориентацию его в западном направлении присоединились глобальные частные инвесторы, внеся новую струю в программу Нанна-Лугара. Об этом много писалось в западных СМИ. ПИР-центр выпускал и собственный красочный журнал «Вестник глобального партнерства», в радужных тонах описывающий этапы уничтожения советской «оборонки» по программам Нанна-Лугара, все более смещающихся к интересам евроатлантических стратегических центров и глобальных частных игроков. Издание «Вестника глобального партнерства», как было заявлено в самом журнале, «осуществлялось в рамках международного проекта «Наращивание усилий по совместному снижению угрозы», координируемого Центром стратегических и международных исследований (США) при финансовой поддержке «Инициатива по снижению ядерной угрозы (США).

Ознакомьтесь так же:  Минимальные требования arkham knight

Короче говоря, музыку российскому экспертному сообществу заказывал самый влиятельный проправительственный американский стратегический центр, в котором совет директоров возглавлял Сэм Нанн. Бывший сенатор, неутомимый игрок на поле российского разоружения с 1991 года, чуть ли не первым встречавшийся с Горбачевым сразу после августовского «путча» на предмет «ядерного чемоданчика», этот менеджер-стратег существенно расширил сеть российских «нераспространителей» среди экспертного сообщества. Созданная им информационно-организационная структура «Инициатива по снижению ядерной угрозы» (NTI) и привлечение к инициативе мощных частных спонсоров вроде Теда Тернера и Уоррена Баффита, занимающего вторую после Билла Гейтса строчку в рейтинге американских толстосумов по свежему списку Форбс, оживила «интеграционные процессы» российских экспертных сообществ.

Щедрое спонсирование американцами российских международных конференций по безопасности, вовлечение в стратегическую орбиту евроатлантического консенсуса российских экспертов, политиков и дипломатов или создание двуязычного портала, продвигающего интересы международного мега-бизнеса под риторику «разоружения» и «нераспространения», — лишь видимая часть того глобализационного айсберга, который при благоприятной ситуации может разорвать корабль «Россия» с тем же холодным цинизмом, что проявил себя при «добровольном» роспуске СССР и бизнесе на уничтожении советских подводных лодок.

Будущее российско-американских сокращений ядерных арсеналов: СНВ-3 и далее


Программа конференции

Вступительные слова:
проф. Теодор Постол, Центр по изучению проблем безопасности Массачусеттского технологического института
проф. Анатолий Дьяков, директор Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ

Дэвид Мошер, отдел национальной безопасности, управление Конгресса по бюджету


    Ядерные силы США в рамках СНВ-2

Дискуссия

Евгений Мясников, Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ


    Какой Договор СНВ-3 отвечал бы интересам России? См. также полный текст выступления(на русском языке)

Дискуссия

Полковник (в отставке) Петр Ромашкин, консультант фракции «Яблоко» в Государственной Думе


    Будущее российских стратегических ядерных сил: роль и критерии

Дискуссия

Харольд Файвесон, Центр по изучению проблем энергетики и экологии, Принстонский университет


    Цели глубоких сокращений ядерных вооружений

Дискуссия

Посол Джеймс Гудби, Университет Карнеги Меллон


    Ликвидация боезарядов и необратимость сокращений: проблемы и перспективы

Генерал-майор (в отставке) Роланд Ладжой, до недавнего времени — заместитель помощника секретаря по обороне по программе совместного уменьшения угрозы (программа Нанна-Лугара)

    Проекты по программе уменьшения угрозы в рамках договоров СНВ-1 и СНВ-2

Проф. Анатолий Дьяков, директор Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ

    СНВ-3 и контроль демонтажа боеголовок См. также полный текст выступления(на русском языке)

Дискуссия

Тимур Кадышев, Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ


    Тактическое ядерное оружие: российская точка зрения

Дискуссия

Брюс Блэр, программа по изучению проблем международной политики, Брукингский институт
Проф. Фрэнк фон Хиппель, Принстонский университет


    Понижение оперативной готовности стратегических ядерных сил

Дискуссия

Четверг (вечер): (5 февраля)
VIII Следующие шаги
Со-председатели: проф. Теодор Постол и проф. Анатолий Дьяков

Контр-адмирал Алексей Овчаренко, зам. начальника Оперативного Управления Главного штаба ВМФ


    Сокращение морских вооружений и меры доверия

Дискуссия

Пятница (утро): (6 февраля)
IX Продолжение дискуссии о планах на последующий период. Закрытие конференции.
Со-председатели: проф. Теодор Постол и проф. Анатолий Дьяков

Дискуссия
За справками о конференции обращаться по тел. (095)-408-6381.

Пока США просят Москву не отказываться от денег на разоружение, Минобороны РФ уже ищет их в бюджете

США рассчитывают убедить Россию продлить действие программы Нанна—Лугара, в рамках которой Вашингтон финансировал работы по ликвидации излишков российских ядерных боеприпасов, утилизации устаревших стратегических ракет и уничтожению химоружия. Как стало известно «Ъ», США опасаются, что сворачивание программы приведет к пересмотру других соглашений в области разоружения и нераспространения оружия массового уничтожения. Тем временем в Минобороны РФ, по данным «Ъ», уже думают, откуда брать каждый год по $300-400 млн на компенсацию затрат, ранее покрывавшихся США.

США не собираются ставить точку в продолжавшемся более 20 лет сотрудничестве с РФ по программе Нанна—Лугара и надеются продолжить переговоры о ее судьбе. «Пока российская сторона сообщила лишь, что хочет пересмотреть существующее соглашение,— заявила представитель Госдепа Виктория Нуланд.— Мы готовы вместе работать над этими поправками».

О том, что власти РФ не намерены продлевать срок действия программы Нанна—Лугара, в рамках которой на средства США ликвидировались излишки российских ядерных боеприпасов, утилизировались устаревшие стратегические ракеты и уничтожались запасы химического оружия, «Ъ» сообщил 10 октября. В тот же день МИД РФ подтвердил эту информацию, объяснив отказ Москвы от сотрудничества с Вашингтоном тем, что «РФ значительно увеличила собственные бюджетные ассигнования на цели реализации своих международных обязательств в разоруженческой сфере». «Нами получено предложение США о продлении соглашения, срок действия которого истекает в июне 2013 года. Американские партнеры знают, что их предложение не соответствует нашим представлениям о том, в каких формах и на какой основе следовало бы выстраивать дальнейшее сотрудничество,— заявили в МИД РФ.— Для этого нужны другие, более современные правовые рамки».

Это сообщение ободрило Вашингтон. Там сочли, что заявления Москвы о нецелесообразности дальнейшего сотрудничества вызваны лишь желанием изменить текст соглашения, а не разорвать его. США исходят из того, что если программа Нанна—Лугара все-таки будет свернута, то, по словам источника «Ъ» в Госдепе, это «лишит правовой базы» ряд других важных соглашений между РФ и США. Собеседник «Ъ» считает, что речь идет как минимум о двух договорах: Соглашении 2010 года об утилизации плутония и Программе по совершенствованию защиты, учета и контроля ядерных материалов от 1997 года. «Их реализация зависит от правовых механизмов, заложенных в программе Нанна—Лугара»,— пояснил источник «Ъ».

Между тем, по сведениям «Ъ», в Минобороны РФ уже приступили к разработке концепции финансирования программы, которая сможет компенсировать расторжение договора Нанна—Лугара. «Примерно понятно, сколько потребуется денег на реализацию программы: $300-400 млн в год,— говорит источник «Ъ» в военном ведомстве.— Такую сумму мы будем просить Минфин выделить нам. Однако с большой долей вероятности целиком мы ее не получим». Собеседник «Ъ» напомнил: в госпрограмму вооружений до 2020 года эти средства заложены не были. «Если деньги не будут выделены, темпы утилизации будут сокращены,— пояснил собеседник «Ъ».— Либо же мы будем вынуждены сокращать объем закупок вооружений и на сэкономленные средства вести утилизацию ОМУ». При таком развитии событий, убежден военный чиновник, в первую очередь будут сокращаться научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

Тем не менее в Минобороны настаивают: причин для сворачивания программы больше, чем аргументов в пользу ее продления. «Власти США утверждают, что потратили на эту программу более $8 млрд. Однако они не уточняют, что около 40% этой суммы ушло американским же подрядчикам и консультантам»,— заявил «Ъ» источник, близкий к российскому военному ведомству. При этом, по его словам, Москва не раз требовала изменить пункт соглашения, освобождающий американских подрядчиков от юридической и финансовой ответственности в случае, если их действия или установленное ими оборудование станут причиной какого-либо инцидента. До сих пор США на это не соглашались.

Недовольство Москвы вызывает и пункт, согласно которому Пентагон имеет право на проверку объектов, где установлено оплаченное им оборудование. «Нам же известно, что некоторое время назад один из авторов программы, сенатор Лугар, на закрытых слушаниях заявил, что США никогда бы не узнали столько секретной информации о российском Северном флоте и ОМУ, если бы не эта программа»,— поделился собеседник «Ъ».

Если в США сменится президент, то, возможно, они сами откажутся от продления программы Нанна—Лугара. Республиканцы критикуют ее за то, что она, мол, позволяет РФ высвобождать средства на новые вооружения. Это, впрочем, не помешало представителям штаба республиканского кандидата Митта Ромни попытаться использовать нежелание Москвы продлевать соглашение как аргумент против Барака Обамы. Как только стало известно, что программа может быть свернута, советники Ромни созвали пресс-конференцию, на которой заявили: «это еще одно доказательство полного провала политики «перезагрузки», начатой Обамой». «Нынешняя администрация просто не знает, как обращаться с Россией,— заявил советник Ромни Дов Зэкхайм.— Русские еще со времен Петра Великого действуют по одной логике: если они считают тебя сильными, то будут работать с тобой». По словам господина Зэкхайма, история с программой Нанна—Лугара показала, что РФ США «сильными уже не считает».

Елена Черненко, Иван Сафронов; Кирилл Белянинов, Нью-Йорк