Требования к постановление следователя

Как должен выглядеть отказ в возбуждении уголовного дела?

Подскажите. Как должно выглядить постановление об отказе в возбуждении? Должны стоять на нем печати? На каком бланке должно быть оно составлено? Кем подписано?

И если мне прислали ксерокопию такого постановления то я могу такое постановление приложить к заявлению в суд в порядке 125 упк или мне нужно запросить оригинал?

Ответы юристов (2)

Здравствуйте, Евгений. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела​ составляется на обычном листе формата А4, в соответствии со ст. 148 Уголовно-процессуального кодекса РФ (отказ в возбуждении уголовного дела), руководителем следственного органа, следователем, органом дознания или дознавателем при отсутствии основания​ для возбуждения уголовного дела. В постановлении указывается место составления; дата составления; кем составлено (должность, звание, фамилия); повод и основания об отказе в возбуждении уголовного дела; пункты, части, статьи, на основании которых отказано. После вынесения, постановление подписывается должностным лицом, его вынесшим, и в течении суток направляется заинтересованным лицам (в данном случае Вам). Печати в постановлении законодательством не предусмотрены. Как правило, направляется второй экземпляр (не ксерокопия) постановления, если же все таки Вам направили копию, то она должна быть заверена печатью структурного подразделения и подписью лица, вынесшего постановление, либо его непосредственным руководителем.

постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно отвечать требованиям, указанным в ст. 148 УПК РФ, также нередко встречаются случаи когда постановление об отказе визируется начальником органа дознания.

Специального бланка для постановления об отказе в вуд нет.

Согласно ст. 7 УПК РФ постановления следователя, должны быть законными, обоснованными и мотивированными. То есть в постановлении об отказе указывается что установлено в ходе проверки сообщения о преступлении, расписывается, почему должностное лицо приходит именно к такому выводу и решению, на основании чего сделан вывод об отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛЬНОГО ПРОКУРОРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 2 июня 2011 г. N 162 «ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ»

ГЕНЕРАЛЬНАЯ ПРОКУРАТУРА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 2 июня 2011 г. N 162

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА

ЗА ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ ОРГАНОВ

Вступление в законную силу изменений, внесенных в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием работы органов предварительного следствия, требует корректировки организации прокурорского надзора за их процессуальной деятельностью.

В целях обеспечения единообразного применения положений уголовно-процессуального закона, а также эффективной реализации поставленных перед органами прокуратуры задач, руководствуясь ст. 17 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», приказываю:

1. Заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, другим территориальным, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур:

1.1. Обеспечить качественный и эффективный надзор за исполнением законов органами предварительного следствия независимо от их ведомственной принадлежности в соответствии с полномочиями, предусмотренными Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» и Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

1.2. Считать приоритетным направлением своей деятельности защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а равно защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения. Взвешенно подходить к рассмотрению жалоб и заявлений участников уголовного судопроизводства, принимать в пределах имеющихся полномочий меры к восстановлению нарушенных прав, возмещению материального ущерба и компенсации морального вреда.

1.3. Систематически проверять законность действий и решений следственных органов в ходе досудебного производства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях. В этих целях не реже одного раза в месяц осуществлять выезды в поднадзорные следственные органы, где проводить сверку данных, содержащихся в книгах учета сообщений о преступлениях, регистрации обращений граждан, иных учетных и регистрационных документах, сводках органов внутренних дел, публикациях в СМИ. Кроме того, использовать сведения медицинских и иных учреждений и организаций, а также информацию, содержащуюся в обращениях граждан, поступивших в прокуратуру.

Во всех случаях обращать внимание на наличие в сообщениях данных, указывающих на признаки преступления.

Принимая решение о передаче сообщения о преступлении из одного органа предварительного расследования в другой, строго соблюдать правила подследственности, предусмотренные ст. 151 УПК РФ.

При наличии данных, указывающих на особую значимость проверяемых фактов, сложность их исследования, а также на неоднократные существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, в соответствии с п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ изымать материалы проверки сообщения о преступлении у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) для передачи в следственные органы Следственного комитета Российской Федерации.

Выявляя нарушения порядка приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлениях, добиваться их устранения, а при обнаружении признаков должностного правонарушения принимать меры к привлечению виновных лиц к ответственности, в том числе уголовной.

По фактам укрытия преступлений от учета при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, выносить согласно п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ мотивированные постановления о направлении в органы предварительного расследования соответствующих материалов для решения вопроса об уголовном преследовании.

Обеспечить проверку законности и обоснованности всех процессуальных решений об отказе в возбуждении уголовного дела. Обращать внимание на соблюдение установленного ч. 4 ст. 148 УПК РФ срока направления постановления заявителю и прокурору. Считать существенным нарушением закона, требующим прокурорского реагирования, представление указанного документа прокурору в срок свыше 24 часов с момента принятия следователем, руководителем следственного органа процессуального решения. Организовать незамедлительное представление в прокуратуру проверочных материалов по поступившему постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела.

Раздельно по ведомствам вести книги учета поступивших в прокуратуру копий постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел и материалов проверок сообщений о преступлениях, фиксируя в них решения, принятые в ходе осуществления надзорных полномочий (приложение N 1).

Проверяя законность и обоснованность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, изучать материалы проверок сообщений о преступлениях, обращать внимание на объективность и полноту их проведения, в том числе путем опроса заинтересованных лиц и специалистов.

Признав решение следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, не позднее 5 суток с момента получения соответствующим прокурором материалов проверки сообщения о преступлении выносить мотивированное постановление о его отмене, в котором указывать обстоятельства, подлежащие дополнительной проверке, нарушения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а при наличии оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, ставить вопрос о возбуждении уголовного дела.

В целях предупреждения вынесения незаконных постановлений по результатам дополнительных проверок брать на контроль их проведение и принятие процессуального решения. При установлении неоднократных фактов игнорирования законных требований прокурора принимать исчерпывающие меры по привлечению виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности, добиваться вынесения законного и обоснованного процессуального решения по сообщению о преступлении. Извещать вышестоящего прокурора, прилагая проекты актов прокурорского реагирования в адрес вышестоящего руководителя следственного органа, о выявлении нарушений разумного срока уголовного судопроизводства при рассмотрении следственными подразделениями сообщений о преступлениях.

В случае несогласия с решением нижестоящего прокурора о признании законным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в полном объеме использовать полномочия, предусмотренные п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, и не позднее 5 суток с момента поступления проверочных материалов при наличии оснований отменять решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вести строгий учет всех направленных в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ постановлений с отражением результатов их рассмотрения следственными органами.

Проверяя законность и обоснованность процессуальных решений, принятых по результатам рассмотрения постановлений прокурора, вынесенных в порядке п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, обращать внимание на соблюдение положений ч. 1.1 ст. 148 УПК РФ, предусматривающих вынесение следователем решения об отказе в возбуждении уголовного дела только с согласия руководителя следственного органа.

На постоянной основе анализировать практику рассмотрения следственными подразделениями указанных постановлений, а также причины их неудовлетворения.

1.4. Обеспечить надлежащий надзор за исполнением органами предварительного следствия требований ч. 4 ст. 146 УПК РФ о незамедлительном направлении прокурору копии процессуального решения о возбуждении уголовного дела, а также за законностью вынесенного постановления.

В необходимых случаях истребовать у следственных органов материалы, на основании которых были приняты указанные процессуальные решения.

Признав постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, в срок не позднее 24 часов с момента получения таких материалов отменять постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносить мотивированное постановление.

Акцентировать внимание на соблюдении следственными органами особого порядка привлечения к уголовной ответственности отдельных категорий лиц, предусмотренного ст. 448 УПК РФ. В случае выявления нарушений требований закона незамедлительно принимать меры к их устранению.

При отмене постановления о возбуждении уголовного дела в связи с неполнотой проверки указывать конкретные обстоятельства, подлежащие выяснению в ходе проведения дополнительных проверочных мероприятий. Обеспечить контроль за их выполнением в полном объеме.

Раздельно по ведомствам вести книги учета поступивших в прокуратуру копий постановлений о возбуждении уголовного дела и материалов к ним согласно приложению N 2.

1.5. Своевременно реагировать на необоснованное и незаконное применение к подозреваемым и обвиняемым мер процессуального принуждения. В случаях нарушения установленного ч. 3 ст. 92 УПК РФ срока направления сообщения прокурору о произведенном задержании принимать соответствующие меры прокурорского реагирования.

В ходе проверки обращать внимание на соблюдение следственными подразделениями порядка задержания, соответствие сведений, изложенных в протоколе, материалам уголовного дела. При выявлении нарушений безотлагательно принимать меры к их устранению.

Пресекать случаи задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, на основании протоколов об административных правонарушениях.

Организовать незамедлительное рассмотрение жалоб на незаконность задержания и нарушения прав задержанных. Проверять все изложенные в них доводы с изучением соответствующих материалов уголовного дела, при необходимости опрашивать заявителя.

При обнаружении лиц, незаконно задержанных или лишенных свободы, незаконно помещенных в медицинский или психиатрический стационар либо содержащихся под стражей свыше срока, определенного уголовно-процессуальным законом, использовать полномочия, предусмотренные ч. 2 ст. 10 УПК РФ.

1.6. Обеспечивать обязательное участие прокурора в судебном заседании при рассмотрении судом ходатайств об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога, а также о продлении срока содержания под стражей и других ходатайств о даче согласия на производство следственных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

При подготовке к судебному заседанию изучать приложенные к ходатайству материалы. Обращать внимание на соответствие постановления следователя требованиям УПК РФ, установленным в ходе расследования обстоятельствам.

Давая оценку заявленным ходатайствам об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и о продлении сроков содержания под стражей, руководствоваться положениями ст. 97, 100, 106 — 109 УПК РФ, а также требованиями уголовно-процессуального закона о разумном сроке уголовного судопроизводства, учитывая при этом тяжесть совершенного преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, место жительства, род занятий и другие обстоятельства.

Обращать особое внимание на законность и обоснованность избрания меры пресечения несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым), при этом исходить из требований ч. 2 ст. 108 УПК РФ о том, что к несовершеннолетнему заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено только в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, и лишь в исключительных случаях ее избрание допускается в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, совершившего преступление средней тяжести.

Исходить из того, что исключительный характер этих обстоятельств должен быть подтвержден конкретными фактами.

Прокурору, участвующему в судебном заседании, составлять письменное заключение об обоснованности заявленного ходатайства об избрании меры пресечения, которое согласовывать с соответствующим руководителем либо его заместителем.

Осуществляя надзор за законностью применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, руководствоваться перечнем тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.01.2011 N 3, а также правилами медицинского освидетельствования указанных лиц. В целях пресечения необоснованного уклонения от избрания данной меры процессуального принуждения или незаконного ее изменения проверять, имеется ли в материалах дела медицинское заключение установленной формы о наличии (отсутствии) у лица тяжелого заболевания. При выявлении нарушений федерального законодательства незамедлительно принимать необходимые меры реагирования.

Ознакомьтесь так же:  Порядок оформление недвижимости в собственность

В каждом случае установления предусмотренных законом оснований принимать меры к своевременному обжалованию в кассационном и надзорном порядке решений суда, принятых по ходатайствам об избрании меры пресечения, продлении срока содержания под стражей, а также о производстве иных следственных действий, которые допускаются на основании судебного решения.

При освобождении из-под стражи лиц, в отношении которых избиралась такая мера пресечения, а затем уголовное дело (уголовное преследование) было прекращено по реабилитирующим основаниям или судом постановлен оправдательный приговор, не позднее 10 дней со дня принятия окончательного решения по делу проводить проверку и составлять мотивированное заключение о законности и обоснованности процессуальной позиции прокурора, поддержавшего в суде ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продлении срока содержания под стражей.

Рассматривать вопрос о необходимости принятия мер реагирования на нарушения, допущенные следователем, руководителем следственного органа и прокурором, участвовавшим в рассмотрении ходатайства об избрании (продлении) меры пресечения, а также утвердившим обвинительное заключение.

Требовать от органов предварительного следствия своевременного направления уведомления о проведении в случаях, не терпящих отлагательства, осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также иных следственных действий, предусмотренных ч. 5 ст. 165 УПК РФ. При несоблюдении следственными органами установленного законом срока направления уведомления принимать надлежащие меры прокурорского реагирования.

Давая правовую оценку постановлению следователя, руководителя следственного органа о проведении следственных действий без судебного решения в случаях, не терпящих отлагательства, изучать соответствующие материалы, обосновывающие его вынесение. Акцентировать внимание на данных, свидетельствующих об исключительности обстоятельств, требующих безотлагательного производства следственных действий, при этом исходить из того, что указанные следственные действия производятся без судебного решения, а промедление может повлечь за собой утрату следов преступления, других доказательств, позволит скрыться лицам, его совершившим, негативно повлияет на возмещение причиненного преступлением ущерба.

1.7. При поступлении копий постановлений о привлечении в качестве обвиняемого обращать внимание на своевременность их направления, соответствие изложенных в них обстоятельств требованиям уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Выявляя нарушения законодательства, требовать их устранения согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

1.8. Следить за соблюдением руководителями следственных органов сроков рассмотрения требования прокурора.

В случае несогласия руководителя следственного органа с требованием прокурора об устранении нарушений федерального законодательства и при наличии оснований проект данного документа и подтверждающие его обоснованность материалы представлять вышестоящему прокурору для рассмотрения вопроса о направлении требования вышестоящему руководителю следственного органа.

Обеспечить контроль за производством органами предварительного следствия следственных и иных процессуальных действий, необходимость выполнения которых предусмотрена внесенным требованием об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования. В случаях формального подхода к устранению выявленных нарушений, в том числе путем частичного выполнения указанных в требовании следственных и процессуальных действий, принимать меры прокурорского реагирования.

1.9. Раздельно по ведомствам завести книги учета поступивших в прокуратуру копий постановлений о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (приложение N 3) и постановлений о приостановлении предварительного следствия (приложение N 4) согласно ч. 2 ст. 208, ч. 1 ст. 213 УПК РФ.

Не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменять незаконные и необоснованные процессуальные решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) либо о приостановлении предварительного следствия, обеспечив проверку и изучение материалов всех приостановленных, прекращенных производством уголовных дел в течение одного месяца со дня вынесения соответствующего постановления.

1.10. При проверке законности постановлений о приостановлении предварительного следствия по основаниям пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ применять комплексный подход к оценке полноты расследования и оперативно-розыскных мероприятий, изучая материалы приостановленных уголовных дел одновременно с соответствующими делами оперативного учета.

Оценивая законность и обоснованность процессуальных решений о приостановлении предварительного следствия по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, принимать во внимание лишь объективно сложившиеся обстоятельства, подтверждающие выводы следователя о невозможности участия указанных в законе лиц в производстве по уголовному делу.

Проверяя решения о приостановлении предварительного следствия в связи с временным тяжелым заболеванием обвиняемого (подозреваемого), исходить из того, что такие процессуальные решения могут приниматься только при наличии медицинского заключения о невозможности участия лица в следственных и процессуальных действиях по уголовному делу.

Не реже одного раза в полугодие проводить анализ обоснованности приостановления предварительного следствия в соответствии с пп. 2, 3, 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ с изучением материалов всех уголовных дел данной категории, уделяя внимание наличию оснований для возобновления расследования.

1.11. При осуществлении надзора за законностью прекращения уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования обращать внимание на фактическое обеспечение гарантируемых Конституцией Российской Федерации прав участников уголовного судопроизводства: подозреваемого (обвиняемого) при несогласии с прекращением уголовного дела — на доступ к правосудию (судебное исследование уголовного дела) и потерпевшего — на компенсацию причиненного преступлением ущерба. Не допускать прекращения уголовного дела ввиду истечения сроков давности, если подозреваемый (обвиняемый) по делу установлен и против этого возражает.

1.12. В случае признания решения о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) либо приостановлении производства незаконным или необоснованным выносить постановление согласно требованиям ст. 211 и 214 УПК РФ с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направлять руководителю следственного органа.

При несогласии с решением нижестоящего прокурора о признании законным постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) либо постановления о приостановлении предварительного следствия в соответствии с п. 5.1 ч. 2 ст. 37 УПК РФ не позднее 14 суток с момента поступления материалов дела отменять незаконное процессуальное решение.

Обращать внимание на факты неоднократного вынесения следственными органами постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) либо постановлений о приостановлении предварительного следствия после возобновления производства по делу, оценивая при этом объем проведенных по делу следственных, а также иных процессуальных действий в период его возобновления.

Производство дополнительного расследования по таким делам ставить на контроль, добиваться принятия законного и обоснованного процессуального решения. В необходимых случаях обращаться к вышестоящему прокурору с проектами актов прокурорского реагирования, адресованных руководителю вышестоящего следственного органа.

1.13. Наладить действенный надзор за исполнением законов в части соблюдения сроков предварительного следствия и своевременным принятием процессуальных решений по уголовным делам. Обеспечивая надзор за соблюдением положений, предусмотренных ст. 6.1 УПК РФ, о разумном сроке уголовного судопроизводства, ориентировать руководителей следственных органов на незамедлительное представление прокурору копий постановлений о продлении срока предварительного расследования, а также принятых по делу процессуальных решений. В необходимых случаях запрашивать соответствующие сведения.

В ходе осуществления надзора за соблюдением установленного законом порядка продления процессуальных сроков в случае возобновления предварительного следствия по приостановленному или прекращенному производством уголовному делу руководствоваться положениями определения Конституционного Суда Российской Федерации от 11.07.2006 N 352-О и другими его решениями по данному вопросу. Безотлагательно принимать меры реагирования по фактам неоднократного установления срока предварительного следствия одними и теми же руководителями следственного органа, если общая его продолжительность будет более чем на один месяц превышать срок, установление которого относится к их компетенции.

1.14. При поступлении к прокурору копий постановлений о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), постановлений о приостановлении производства по делу, а также соответствующих статистических карточек осуществлять сверку содержащихся в них сведений с данными, фиксируемыми в книгах учета. Особое внимание обращать на невнесение в статистический учет информации о возобновлении производства по уголовным делам после отмены указанных процессуальных решений.

1.15. На стадии принятия решения по уголовному делу, поступившему с обвинительным заключением, проверять соответствие выводов следователя установленным в ходе расследования обстоятельствам дела, правильность квалификации содеянного, соблюдение уголовно-процессуальных норм при производстве следственных и иных процессуальных действий и подготовке процессуальных документов.

Выносить согласно ч. 3 ст. 88 УПК РФ мотивированное постановление о признании недопустимыми доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, и об исключении их из обвинительного заключения. Постановления приобщать к материалам уголовного дела.

В случае установления обстоятельств, препятствующих рассмотрению уголовного дела судом, отсутствия достаточных доказательств виновности обвиняемого, неправильной квалификации содеянного, неполноты проведенного расследования возвращать уголовное дело следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемого или пересоставления обвинительного заключения и устранения иных выявленных недостатков, при этом постановление прокурора должно быть аргументированным, содержащим сведения о допущенных нарушениях, подлежащих устранению.

При невозможности принять решение в порядке ст. 221 УПК РФ в 10-дневный срок ввиду сложности уголовного дела либо его больших объемов не позднее чем за 3 суток до истечения указанного срока обращаться к вышестоящему прокурору с мотивированным ходатайством о продлении срока рассмотрения уголовного дела до 30 суток. Исходить из того, что вышестоящими прокурорами по отношению к прокурорам городов, районов, другим территориальным, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, а также их заместителям являются прокуроры соответствующих субъектов Российской Федерации, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур либо лица, их замещающие. При утверждении обвинительного заключения прокурором субъекта либо его заместителем ходатайство о продлении возбуждать перед заместителем Генерального прокурора Российской Федерации.

Направляя указанное ходатайство вышестоящему прокурору, рассматривать исключительно объективные причины невозможности принятия решения в течение 10 суток. Процессуальное решение по результатам рассмотрения такого ходатайства оформлять в виде постановления, в котором в зависимости от сложности и объема уголовного дела устанавливать подчиненному прокурору срок в пределах не более 30 суток. Постановление приобщать к материалам уголовного дела.

В случае избрания в отношении обвиняемого меры пресечения, связанной с изоляцией от общества, заблаговременно принимать исчерпывающие меры, обеспечивающие изучение уголовного дела и утверждение обвинительного заключения до истечения срока содержания лица под стражей, принимая во внимание выводы Конституционного Суда Российской Федерации, изложенные в Постановлении от 22.03.2005 N 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан».

1.16. В силу требований ч. 5 ст. 439 УПК РФ утверждать постановление следователя о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера только после тщательного изучения всех обстоятельств совершения общественно опасного деяния и при наличии условий и оснований, предусмотренных УПК РФ.

1.17. Рассматривая в порядке ст. 124 УПК РФ жалобы участников уголовного судопроизводства на действия (бездействие) и решения следователя, руководителя следственного органа, тщательно проверять изложенные доводы. При необходимости изучать материалы проверок сообщений о преступлениях и уголовных дел в части, касающейся доводов жалоб.

При выявлении фактов нарушения разумных сроков уголовного судопроизводства на досудебных стадиях уголовного процесса и удовлетворения жалобы, поданной согласно ч. 2 ст. 123 УПК РФ, в постановлении прокурора указывать процессуальные действия, необходимые для ускорения рассмотрения дела, и срок их осуществления.

При поступлении заявлений о применении незаконных методов расследования, сопряженных с применением насилия, а равно иных обращений, содержащих достаточные данные, указывающие на признаки преступления, незамедлительно направлять их в соответствующие следственные подразделения для проведения проверки в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ.

Установив в ходе осуществления надзора достаточные данные, указывающие на признаки преступления в действиях должностных лиц, выносить мотивированное постановление о направлении материалов в органы Следственного комитета Российской Федерации для решения вопроса об уголовном преследовании.

По результатам рассмотрения жалобы прокурору или его заместителю выносить постановление о полном либо частичном ее удовлетворении или об отказе в удовлетворении, о чем уведомлять заявителя.

Копию постановления об удовлетворении жалобы направлять руководителю следственного органа с требованием об устранении выявленных нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе досудебного производства.

Ознакомьтесь так же:  Как непрерывный трудовой стаж влияет на пенсию

Если в жалобе наряду с другими доводами содержатся ходатайства о производстве следственных и иных процессуальных действий, в постановлении о разрешении жалобы отражать свое мнение об обоснованности данных ходатайств.

При уведомлении заявителя о принятом решении разъяснять ему право обратиться с такими ходатайствами к следователю или руководителю следственного органа в порядке, установленном ст. 119 и 120 УПК РФ.

1.18. Обеспечить обязательное участие прокурора в рассмотрении судом в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, жалоб на постановления следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно на иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

При подготовке к участию в судебном заседании изучать материалы проверки либо уголовного дела, решение или действия следственных органов по которым обжалуются. В случае выявления нарушений закона незамедлительно принимать меры к их устранению, отмене незаконных процессуальных решений до представления в суд указанных материалов.

Участвуя в судебном заседании, давать заключение по поводу обжалуемых действий (бездействия) или решений следователя (руководителя следственного органа) с использованием всех имеющихся материалов, в том числе полученных в ходе рассмотрения аналогичных жалоб в порядке ст. 124 УПК РФ.

1.19. Каждое полугодие обобщать и анализировать состояние прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, в том числе результаты рассмотрения требований и представлений прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, эффективность прокурорского реагирования.

Наиболее сложные проблемы, возникающие в деятельности правоохранительных органов при применении УПК РФ, выносить на рассмотрение коллегий, координационных и оперативных совещаний, научно-консультативного совета.

2. Прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур обязать нижестоящих прокуроров:

2.1. Незамедлительно представлять копии отклоненных актов прокурорского реагирования и организовать их изучение на предмет соответствия требованиям действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

В случаях некачественной подготовки процессуальных документов ставить вопрос об ответственности исполнителей. Анализировать наиболее распространенные нарушения, результаты отражать в информационных письмах, обсуждать на семинарах и межведомственных совещаниях.

2.2. О спорных или вызывающих затруднения вопросах применения положений УПК РФ, требующих решения на федеральном уровне, лично информировать Генеральную прокуратуру Российской Федерации.

3. Признать утратившим силу Приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 06.09.2007 N 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия».

4. Приказ опубликовать в журнале «Законность».

5. Контроль за исполнением Приказа возложить на заместителей Генерального прокурора Российской Федерации по направлениям деятельности.

Приказ направить заместителям Генерального прокурора Российской Федерации, начальникам главных управлений и управлений Генеральной прокуратуры Российской Федерации, прокурорам субъектов Российской Федерации, приравненным к ним военным прокурорам и прокурорам иных специализированных прокуратур, которым довести его содержание до сведения подчиненных работников.

§3. Требования, предъявляемые к содержанию решения о возбуждении уголовного дела

Содержание принятого решения существенно уже потому, что оно отражает сущность изучаемых в уголовном процессе явлений. Их достоверное отражение в постановлении о возбуждении уголовного дела находится в прямой зависимости от истинности тех знаний, на основе которых оно вынесено.

А. Истинность решения. Любое решение базируется на соответствующем знании. Последнее может быть как истинным, так и ложным. Поскольку ложные знания приводят к принятию ложных, необоснованных решений, то, естественно, что они не могут признаваться доброкачественными и в этой связи квалифицируются как не нужные для дела. Следственная, прокурорская и судебная практика многократно подтверждали, что только объективно-истинное знание обеспечивает законность и обоснованность принимаемых решений, достижение целей уголовного процесса. Данное положение является не только гносеологической, но и правовой аксиомой.

Учитывая это обстоятельство, законодательство, правовая наука и передовая юридическая практика вполне обоснованно предъявляют к каждому принимаемому решению требование их объективной истинности. В этой связи возникает ряд вопросов, приобретающих теоретическую, актуальность, поскольку получение правильных ответов на них имеет непосредственное практическое значение. Необходимо, прежде всего, выяснить: что такое истина, какова её гносеологическая сущность, виды и содержание истины, устанавливаемой в уголовном процессе. Вопросы эти уже были предметом многократных теоретических исследований. Они освещались не только в философской,’ но и в правовой литературе.

Здесь мы дадим ответы на поставленные вопросы лишь в тех пределах, которые необходимы для характеристики истинности решений органов дознания, предварительного (досудебного) следствия, прокуратуры и суда о возбуждении уголовного дела.

Под истиной принято понимать адекватное отражение в сознании субъекта познания того, что имело место в реальной действительности.

Иначе говоря, речь идёт о соответствии наших суждений, мнений, понятий, утверждений объекту познания, который существует объективно (реально) независимо от сознания субъекта познания. Если то, что изложено в постановлении о возбуждении уголовного дела, адекватно отражает все обстоятельства совершённого преступления, т.е. так, как они имели место в реальной действительности, то такое постановление соответствует объективной истине и поэтому именуется истинным.

Таким образом, достижение, установление в уголовном процессе истины является первичным, главным, потому что именно оно предопределяет качество всего того, что от него производно, в том числе и истинность принятого решения о возбуждении уголовного дела.

В связи с изложенным важно обратить внимание ещё на одно весьма существенное для юридической (правоприменительной) практики положение.

Поскольку адекватность отражения обстоятельств совершённого преступления отражается в содержании решения о возбуждении уголовного дела, облечённого в форму постановления, то требование истинности принятого решения предъявляется именно к его содержанию, а не к форме, а требование правильности последнего относится к форме данного решения, а не к его содержанию.

Из сказанного вытекает, что постановление о возбуждении уголовного дела может адекватно отражать обстоятельства совершённого преступления и потому считаться истинными, но не содержать всех реквизитов, которые предусмотрены Законом и быть с этой точки зрения не только неправильным, но и незаконным, а, значит, подлежащим отмене.

Известно, что в уголовном процессе изучаются явления, факты, вполне определённо локализованные в конкретных пространственно-временных пределах. В сравнении с крупномасштабными, а, тем более, глобальными природными явлениями преступные факты являются «точечными», что позволяет говорить об адекватности наших знаний о совершённом преступлении как об истине конкретного факта.

Если совершено убийство и адекватно (т.е. истинно) установлены все обстоятельства совершённого деяния и им дана правильная уголовно-правовая оценка (юридическая квалификация), то в таком производстве установлена не только истина конкретного факта, но и абсолютная истина. Последняя квалифицируется в качестве таковой, поскольку она отражает качественную определённость окончательно установленного преступного акта, который давно завершён, и как преступное явление (деяние) не только не развивается, но со временем «затухает» и даже полностью исчезает.

Б. Обоснованность решений. Решение вопроса об обаснованности процессуального акта имеет первостепенное значение, поскольку только такого качества акт может выполнить своё функциональное назначение. Особо это относится к постановлению о возбуждении уголовного дела — первому процессуальному акту, обоснованность которого во многом определяет доброкачественность всего последующего производства, а, значит, и выносимых в нём иных процессуальных решений. Сказанное свидетельствует об исключительной важности правильного решения вопроса об обоснованности постановления следователя, органа дознания и прокурора, равно как и суда о возбуждении уголовного дела. Но достижение такой цели находится в прямой зависимости от правильного определения того, что именно следует обосновать при принятии указанного решения. Речь, следовательно, идёт о предмете обоснования в структуре акта о возбуждении уголовного дела.

Известно, что принятие названного решения возможно лишь при наличии предусмотренных ст. 94 УПК поводов и достаточных к этому оснований. Последние выступают в качестве фактических данных, достоверно устанавливающих наличие признаков преступления и обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

К признакам преступления законодатель относит противоправность, общественную опасность, виновность и уголовно-правовую наказуемость деяния (ст. 7 УК) Следовательно, для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела именно указанные обстоятельства и нужно установить.

Вместе с тем, законодатель предусматривает возможность возбудить уголовное дело не только по факту совершённого преступного деяния, именуемого событием преступления, но и против конкретного лица В этой связи требуется установление не только признаков преступления, но и признаков состава преступления. К последним относятся объект преступления, объективная сторона совершённого деяния, субъект, его совершивший, и субъективная сторона преступления.

Понятно, что признаки преступления и признаки состава преступления не только взаимосвязаны, но и взаимозависимы. В реальном преступном акте они взаимопроникают друг в друга и различить их можно лишь теоретически. Что касается практического аспекта обсуждаемых здесь проблем, то следует, прежде всего, отметить, что в доследственном уголовном процессе для принятия обоснованного решения о возбуждении уголовного дела необходимо доказать, пусть и не все, признаки совершённого преступного деяния, но и непременно определённую совокупность как тех, так и других В этой связи возникает вопрос о полноте исследования обстоятельств совершённого деяния для вполне законного и обоснованного возбуждения уголовного дела.

Прежде всего, следует заметить, что требование полноты исследования является объективным. Оно обусловливается реально существующей полнотой (и целостностью) предмета исследования Поэтому необходимо различать как относительно-самостоятельные понятия: «полнота предмета исследования» и «полнота исследования данного предмета». Для характеристики преступления (о котором идёт речь в заявлении или сообщении), с точки зрения требования полноты исследования, необходимо рассматривать его как реально существующее целостное образование, состоящее из определенного количества сторон или признаков В доследственном уголовном процессе в качестве последних должны быть установлены такие признаки преступления, как общественная опасность, противоправность, виновность и уголовная наказуемость деяния С этой точки зрения для практической реализации требования полноты исследования совершенного деяния лицо, ведущее процесс, обязано установить все характерные для преступления признаки Это то, к чему должен стремиться субъект познания Поэтому такого рода необходимая для установления истины полнота именуется необходимой. Если то, что в процессе познания достигнуто и, что позволяет констатировать установление истины, принять законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела, то такая полнота исследования квалифицируется как достаточная (для решения соответствующих правовых задач). В тех же случаях, когда то, что необходимо для принятия правильного решения, не установлено, должно квалифицироваться как неполнота. Как видно неполнота исследования обстоятельств совершённого преступления — это фактическое выражение (и терминологическое обозначение) объективно существующего отсутствия конкретной части той совокупности обстоятельств, которые находятся в определённой взаимосвязи друг с другом и подлежат доказыванию в доследственном уголовном процессе, и эта совокупность будет полной лишь при наличии не установленной части обстоятельств. Понятно, что принять в таком случае законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела невозможно.

Обоснованность решения всегда базируется на определенном основании. Без основания не может осуществляться процесс обоснования решения, а, значит, и не может быть достигнут результат этого процесса в виде обоснованности выводов и принимаемых процессуальных решений.

Следует, однако, заметить, что рассматриваемые основания могут быть по своей качественной определённости различными. Одни из них обеспечивают принятие обоснованных решений, в других случаях основание хоть и имеется, однако принятое решение всё же оказывается и признаётся необоснованным.

Названное обстоятельство отражает реальное положение дел на практике и поэтому игнорироваться не может. Если это действительно так, то с точки зрения реальной возможности получения истинных выводов и обоснованных решений все возможные основания принимаемых решений следует делить на достаточные и недостаточные. По сути дела, в современной логике разработка категории (и закона) «достаточного основания» базируется на изложенном соотношении оснований различной качественной определённости.

Не случайно А.Е. Конверский, специально исследовавший на монографическом уровне данную проблему, пришёл к выводу, что «анализ категорий «основание» и «достаточное основание» показывает, что, во-первых, они не однопорядковые, и, во-вторых, если категория основания определяет гносеологическое содержание категории «достаточное основание», то категория «достаточное основание», выражая требование логики к обоснованности знания, является, по существу, внешним проявлением категории «основание».

Таким образом, «когда мы говорим о достаточном основании, о законе достаточного основания, то имеется ввиду именно реализация функции обоснования в ходе логического анализа научного (да и любого другого — R.3.) знания».

Обоснование есть процесс. Обоснованность — его результат. Чтобы результат был истинным (а конкретный процессуальный акт — обоснованным), требуется доброкачественное осуществление процесса обоснования.

Ознакомьтесь так же:  Заявление о пропаже телефона в полицию

«Обоснованность — такое качество правильного логического мышления, которое свидетельствует о том, что в рассуждении все мысли опираются на другие мысли, истинность которых доказана».Если последние не доказаны, то и рассуждения правоприменителя будут ложными, а принятое им решение — необоснованным. Таким образом, в реальном уголовном процессе обоснованности действий и решений правоприменителя противостоит возможная их необоснованность. Об этом следует всегда помнить и стремиться к доброкачественному познанию изучаемых явлений и адекватному обоснованию принимаемых решений. Обоснованность процессуальных актов обеспечивает стабильность принятых решений, их функциональную эффективность, в то время как их необоснованность дестабилизирует не только процесс исполнения принятого решения, но и появление различных, весьма существенных негативных последствий как для отдельных лиц, органов, ведущих процесс, так и для государства в целом. Всё названное в конечном счёте и предопределяет отмену вынесенного постановления, обусловливает необходимость принятия мер к устранению всех наступивших негативных последствий.

В. Мотивированность решения. Решение о возбуждении уголовного дела хотя и выносится правоприменителем в тиши рабочего кабинета, однако оно всегда обращено за его пределы и вскоре после принятия становится известным многим физическим и юридическим лицам. Прежде всего это те, кто подал заявление или сообщение о совершённом преступлении и лицо, против которого данное дело возбуждено. Последний может согласиться с принятым решением (например, потому что дело возбуждено в связи с его явкой с повинной или ввиду убедительности приведенных в постановлении доводов, мотивов). Но указанное лицо может и не согласиться с решением и выражая к нему своё отрицательное отношение, обжаловать вынесенное постановление о возбуждении уголовного дела прокурору. Однако, независимо от того, имеется жалоба на принятое решение о возбуждении уголовного дела или нет, прокурор узнает о нём в связи с получением копии данного постановления, которую орган дознания и следователь обязаны в соответствии с законом направить ему в течении суток (ч. II ст. 100 У ПК). Вывод последнего о законности и обоснованности постановления о возбуждении уголовного дела также зависит от того, убедил ли его правоприменитель в правильности принятого решения. Достичь такого результата можно опять-таки только при наличии в указанном процессуальном акте необходимых для этого доводов, мотивов, аргументов. Являясь составной частью любого процесса доказывания, предопределяя убедительность, а вместе с этим и эффективность принятого решения, необходимость приведения доводов, аргументов, мотивов стали формулироваться как требование мотивированности или аргументированности принятого решения. В уголовном процессе данное требование как и сам процесс приведения в соответствующем постановлении доводов, аргументов или мотивов именуется мотивировкой.

Наличие в процессуальном акте доводов, аргументов, оправдывающих характер принятого решения, убеждает оппонента, других лиц, в правильности принятого решения и с этой точки зрения мотивировка выполняет функцию убеждения. Но не каждое лицо, знакомое с принятым решением, добровольно воспринимает его как таковое. Нередко, высказывая (или проявляя) к нему негативное отношение, названное лицо вынуждено согласиться с принятым решением, поскольку не может противопоставить выдвинутым (приведенным) доводам противоположные убедительные аргументы. В таких случаях мотивировка выполняет принудительную функцию, поскольку принуждает лицо согласиться с характером, содержанием принятого решения.

Наконец, немаловажным для процесса доказывания и обеспечения исполнимости принятого решения является «демонстративная» функция мотивировки, особенно если мотивирование правильности, законности и обоснованности принятого решения осуществляется публично (официально), а тем более гласно. Наличие в процессуальном акте мотивировки делает обоснованность решения о возбуждении уголовного дела «наглядной», убедительной, что, естественно, повышает его исполнимость и функциональную эффективность. Хотя ранее этот аспект значения мотивировки констатировался применительно к актам обвинения, он имеет аналогичное значение и для решения о возбуждении уголовного дела. Отмечая важность изложения мотивировки в конкретной части процессуального акта, где не только описывается событие преступления, но и мотивируется характер и способ принятого решения, названую часть стали именовать описательно-мотивированной. И это верно поскольку таким наименованием подчёркивается не только её значение, но и функциональное назначение.

Существенным для практики является правильное решение вопроса о содержании мотивировки принятого решения. Между тем, в науке по данному вопросу высказывались самые разнообразные, порой противоположные суждения. Одни учёные сводили мотивировку процессуального акта к приведению, изложению в нём соответствующих доказательств, другие отождествляли её с анализом в решении доказательств, третьи — с их оценкой, четвёртые — рассматривали мотивировку в качестве суждений, подтверждающих изложенные в процессуальном акте выводы.

Представляется, что всё указанное названными учёными не может игнорироваться, а тем более противопоставляться, поскольку невозможно мотивировать решение без ссылки на соответствующие доказательства, их глубокого анализа и оценки с последующим привидением аргументов, адекватных высказываний, суждений о доказанности конкретных обстоятельств совершённого преступления и правильности, законности и обоснованности принятого решения о возбуждении уголовного дела.

Для обеспечения мотивированности принятого решения в содержании постановления о возбуждении уголовного дела необходимо соблюдать разработанные логикой правила аргументации.

1. Приводимые в постановлении аргументы должны быть истинными;

2. Истинность аргументов должна быть обоснована независимо от того, что доказывается;

3. Излагаемые в процессуальном акте аргументы не должны противоречить друг другу;

4. Каждый из приводимых аргументов должен быть необходим, а вся их совокупность достаточной для обоснования принятого решения.

Г. Логичность принятого решения. Предъявление такого требования к деловому, в том числе и к процессуальному документу, базируется на осознании того, что логичность признаётся имманентным свойством каждого процессуального акта.

Лишённый такого свойства акт считается аллогичным, ил-логичным, т. е. не совместимым с законами логики, неразумным, а значит и не способным выполнять своё функциональное назначение. Последнее настолько очевидно, что по мнению некоторых исследователей «нет необходимости приводить аргументы в пользу логичности изложения, а тем более разъяснения самого понятия «логичность». Мы придерживаемся иной точки зрения, поскольку осознаём сложность рассматриваемого свойства и многозначность соответствующего ему требования. В самом деле, где, в каком литературном источнике можно найти вполне определённые и к тому же исчерпывающие указания на те признаки, которые в своём единстве образуют содержание рассматриваемого требования? В известной нам правовой литературе таких указаний не имеется. Следовательно, решать поставленную здесь проблему необходимо с учётом положений, которые разработаны в науке о формах и законах правильного мышления, т.е. в логике. В современной логике термином «логичность» обозначается качество рассуждения, характеризующееся последовательностью, доказательностью и обоснованностью соответствующих суждений или выводов. Таким образом, соответствие суждений, умозаключений и выводов, содержащихся в процессуальном акте требованиям основных законов логики, наделяет последний свойством логичности и поэтому именуется-логичным. Каковы эти требования?

Они давно известны и довольно обстоятельно разработаны в современной формальной логике. К ним относятся: определённость, непротиворечивость, последовательность и обоснованность мышления, выраженные в форме суждений, выводов, умозаключений. Названые свойства отражают сущность основных Законов логики, к которым, как известно, относятся: закон тождества (требующий воспроизведения в структуре мысли качественной определённости самих предметов и явлений, их относительную устойчивость); Закон противоречия (предполагающий непротиворечивость мысли, суждений самим себе); Закон исключённого третьего (ориентирующий на последовательность мышления, суждений) и, наконец; Закон достаточного основания (констатирующий возможность признания истинности суждения только при наличии для этого логических и фактических оснований). Перечисленные требования всех названных законов логики одинаково важны, как для науки, так и для юридической практики. Специфика их использования в названых сферах представляет особый интерес, однако его удовлетворение требует осуществления самостоятельного анализа, который выходит за пределы данного монографического исследования.

Д. Убедительность решения. Любое решение, в том числе и о возбуждении уголовного дела, принимается на основании соответствующих материальных и процессуальных Законов, достоверно установленных с помощью совокупности доказательств, фактов и внутреннего убеждения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или судьи. Только правоприменитель, внутренне убеждённый в наличии признаков преступления и в отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу, может принять правильное (по существу), законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела. Но это лишь один, так сказать, личностный аспект отношения правоприменителя к принятому им решению. И хотя правоприменитель убеждён в законности и обоснованности указанного решения, этого явно недостаточно для того, чтобы оно функционировало нормально и выполнило своё процессуальное назначение. Для достижения такой цели необходимо, чтобы и другие лица, например, прокурор, осуществляющий надзор за законностью производства по делу или суд, рассматривающий его по существу, относились к названному решению точно так, как и тот, кто его принял. Для этого соответствующее постановление должно не только отражать убеждение конкретного правоприменителя, но и быть убедительным для других лиц, в предельном случае для каждого, кто ознакомлен с его содержанием. Так возникает необходимость предъявления требования убедительности к каждому процессуальному решению и, конечно же, к постановлению о возбуждении уголовного дела.

Убедительность акта основывается на доказательствах, но не сводится к ним. Обстоятельства, на основе которых принимается решение, могут быть доказаны, а само решение изложено не убедительно. Поэтому убедительность решения не может отождествляться с его доказанностью. Убедительность есть свойство объективно доказанных обстоятельств, лежащих в основе принятого решения и поэтому оно выполняет специфическую «принудительную функцию», заставляя конкретное лицо поверить в правильность принятого решения, склониться к таким же выводам, к которым пришёл правоприменитель и на этой основе-убедиться и прийти к выводу в его законности и обоснованности.

Как видно, убедительность принятого решения обеспечивается приведением убедительных доводов. Последние представляют собой такие суждения, бесспорность которых неоспорима, в связи с чем они и приводятся в подтверждение доказанности решения о возбуждении уголовного дела. Но указанные утверждения могут выполнить свою доказательственную функцию только в том случае, если они сами базируются на доказательствах. Отсюда следует, что обеспечение убедительности принятого решения предполагает приведение соответствующих доказательств, подтверждающих, с одной стороны, убедительность приводимых в постановлении доводов, а с другой стороны, обоснованность сделанных на их основе выводов о наличии законных поводов и достаточных оснований для возбуждения уголовного дела.

Е. Справедливость решения. В истории законодательства и практике его применения такое требование традиционно предъявлялось только к приговору суда и то лишь в той его части, где речь шла о соответствии вида и меры наказания тяжести совершённого деяния и личности осужденного. Это, выражаясь словами Лафарта, «требование воздающей справедливости».Но известно, что в других процессуальных актах вопрос о назначении наказания за содеянное не решается и, по всей вероятности, поэтому долгое время к таким актам требование справедливости не предъявлялось, ибо считалось, что указанную «функцию воздаяния» иные процессуальные акты выполнить не могут. Между тем, такой подход к решению вопроса о возможности распространения названного требования на другие процессуальные акты не корректен, хотя бы потому, что он игнорирует (или не учитывает) другие смысловые значения справедливости. Помимо указанного «распределительного» значения справедливости в литературе анализируются экономические, социальные и другие аспекты понимания данного явления морального сознания общества. Последние также важны, но нас должно интересовать не любое из указанных понятий, а именно правовой аспект значения справедливости. В связи с этим следует особо подчеркнуть, что главным компонентом справедливости является должное отношение правоприменителя к личности, её интересам, процессуальному положению. Если реализацию такого подхода к пониманию справедливости рассматривать с учётом сущности и функционального назначения решения о возбуждении уголовного дела, то следует отметить, что названное решение является исходным (первоначальным) актом уголовного преследования любого, кто совершил преступление и тем самым причинил какой-либо вред конкретному лицу, коллективу или обществу. Поэтому законное и обоснованное решение о возбуждении уголовного дела будет одновременно и справедливым, поскольку, во-первых, оно обеспечивает реализацию уголовной ответственности действительно виновного в совершении преступления лица, а, во-вторых, является особым способом защиты интересов потерпевшего. Незаконное возбуждение уголовного дела несправедливо как по отношению к тому, кто невиновен в совершении преступления, так и в отношении лица, которому преступлением причинён вред, но оставшемуся, по названной причине, незащищённым.

Рассматриваемый аспект обсуждаемой здесь проблемы можно было бы анализировать и дальше, но сказанного достаточно для вывода о том, что не только приговор, но и решение о возбуждении уголовного дела должно отвечать (наряду с другими) и требованию справедливости.